Автор Тема: Наше хранилище  (Прочитано 3828 раз)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« : Март 25, 2017, 15:38:19 »
Переносим сюда законченные и отдельные мысли, замечания по поводу канона, а также канонические материалы вроде карт. Чтобы было более-менее под рукой и не надо было лазить за ними по всему нашему трепу.

Здесь только склад. Если кому-то хочется добавить, поправить, оспорить и проч., просьба делать это на Перекрестке.

И прямо на двери самая что ни на есть единственная канонически верная карта Белерианда и окрестностей, известная как "Вторая карта Сильмариллиона":


А вот ссылка на хорошую и правильную карту Средиземья, с масштабом как положено:

http://blog.lefigaro.fr/hightech/assets_c/...-map-33096.html

А вот ссылка на письма Профессора, все полностью онлайн

https://predanie.ru/tolkin-dzhon-ronald-rue...k/216922-pisma/

Канон Священный целиком, архивированный:

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #1 : Март 25, 2017, 15:57:49 »
О пропаганде и образе орков в ВК на примере главы "Урукхай"

Несмотря на то, что орки до сих пор ничем конкретным особо не отличились (за исключением короткой стычки в Мории, где они ведут себя нисколько не ужаснее солдат любого противника на любой войне), при помощи искусно вкрученных там и сям слов читатель уже подготовлен. Подготовлен настолько, что орочья башка на копье в предыдущей главе не вызывает в его нежной душе никакого диссонанса. Представьте себе, если бы на том копье была насажена человечья голова - у значительной части читателей в душе ворохнулась бы хотя бы тень мыслишки о том, что что-то тут как-то оно не очень, какие-то роханцы уж чересчур... перегибают палку, в общем. А орочья голова - да все нормально, так и надо. И заодно никакого морального дискомфорта при мысли о том, что вообще-то Эомер со товарищи поубивали орков, которые не сделали им ничего плохого, что орки были убиты только за то, что просто бежали себе мимо по территории, не трогая никого из роханцев. Собственно, и мысли-то этой самой никому в голову не закрадывается, поэтому дискомфорту и возникнуть-то неоткуда.

И вот наконец эти самые омерзительные и уродливые орки во всей своей отвратительности. Содрогнись же, читатель! Постигни всю их мерзость и проникнись идеей необходимости тотального уничтожения ее носителей.

Итак, они тащат хоббитов. Тех самых милых няшек, которым читатель сопереживает уже вторую часть ВК. На которых автор потратил едва ли не половину первой книги (книги, не части!), чтобы показать, насколько они милые, няшные и пушистые, и ростом как дети. Читатель проникся. У части дам вдобавок поднимает голову материнский инстинкт, бессмысленный и беспощадный: ах, они тааааакииииие масенькие! как можно обижать таких милых малюток?! спасти, обогреть дать сиську накормить и успокоить. Сюси-пуси у-ня-ня. Кого-то умиляет? А меня, поганку, нет. У меня напротив опции "материнский инстинкт" галочки не проставлено и настоятельная потребность менять памперсы существам маленького роста во мне не вопиет.
И бесполезно возражать, что если ты такой малипусенький и слабенький, то сиди дома и не лезь туда, где можешь огрести. И что вообще-то ситуация, когда я дам тебе в морду, а ты мне не моги, потому что я маленький, возмутительна. Ввязался в чужие забавы на равных - значит, и огребай как равный, без скидки на размер, пол и возраст. Но взывать к мозгам, когда инстинкт велит кудахтать и хлопать крыльями, - это дохлый номер.

Итак, читатель послушно кушает и все больше проникается. И в голову ему даже не закрадывается мысль об искусной подмене понятий.

Все представители Сил Добра, досель и впредь попавшиеся нам в тексте, обращаются с хоббитами наилучшим образом. А Слуги Зла не имеют никакого желания целоваться с ними в десны - какие они сволочи! А включить мозги и подумать, что распрекрасным Силам Добра хоббиты союзники, а Слугам Зла они противники, и что поэтому Слугам Зла нет никакого резона тетешкаться с пленным противником в условиях военного времени - на это мозгов уже недостает. Ленив ум человеческий ибо.

Чтобы получить реальное представление о том, насколько хороши Силы Добра и насколько плохи Слуги Зла, необходимо показать тех и других в полностью зеркальных ситуациях: как Слуги Зла обращаются со своими союзниками и как Силы Добра обращаются с противником, взятым в плен с целью получить от него информацию (уловили, да? Не просто сдавшегося или взятого в плен в ходе, скажем, боевых действий, а именно как "языка". Хотя можно и просто пленного, ну хотя бы чисто для примера). Но у нас нет ни того, ни другого. Нигде на всем пространстве текста ВК нам не явят ни одного примера, кроме вскользь упоминания о военнопленных дунлендингах у Сил Добра, а о Слугах Зла и того не будет.

Нам же старательно расписывают картину: союзники обращаются с хоббитами хорошо, а враги - кель сюрприз! - плохо. Надо же, какие они гады.

То есть, и понятия-то подменяются даже не искусно, а примитивно и грубо - а читатель ведется. Вот вы видели этот текст не раз и не два - а хоть кто-нибудь обратил на это внимание? Вот то-то же.

Теперь далее. Речь и манеры орков тоже должны заставить читателя проникнуться омерзением и праведным негодованием. Хотя, строго говоря, орки разговаривают менее грубо, чем те же нехорошие парни в Шире в конце третьей части. Но это все ерунда. Потому что нам опять примитивно и грубо подменяют понятия.

Доселе и впредь встреченные нами представители Сил Добра говорят гораздо более культурно и манеры их тоже являют собой весьма приятную картину. Но никому и в голову не закралась мысль, что все, абсолютно все встреченные нами представители Сил Добра - Элронд, Галадриэль, Гэндальф, и т.д., список продолжите сами - все они принадлежат к самой верхушке общества. Элронд и Галадриэль правители, Арагорн будущий король, получил воспитание в Ривенделле, Леголас, Боромир и его брат - сыновья действующих правителей, Эомер - королевский племянник и даже Гимли представитель царского рода. Самым беспородным на нашем пути окажется Берегонд, но и он представитель элитной воинской части. Со стороны Сил Добра мы через текст общаемся исключительно со сливками общества. Вполне, блин, естественно, что они такие культурные и изысканные.

И в противоположность им нам показывают не Саурона, не Ангмарца, не кого-нибудь еще подобного. Нам показывают обычных рядовых военнослужащих в чине, я думаю, не выше сержанта. Ну в самом деле, кем еще мог быть Углук? Не офицером же! Ну и каких манер и речей вы от них ожидаете?! Для их общественного положения и рода занятий у них совершенно нормальные и обыденные и то, и другое. Или что, кто-то всерьез думает, что какой-нибудь гондорский сержант и его непосредственные подчиненные были вежеством под стать Фарамиру?

Для того, чтобы показать, насколько светлы Силы Добра и насколько мерзки Слуги Зла, нам должны были явить представителей одного и того же слоя. А фигу. Вместо этого нам демонстрируют, что аристократия Сил Добра вежественна и изысканна, а рядовая кирзуха Слуг Зла груба и проста, как ситцевые трусы за рупь двадцать. Как внезапно! Кто бы мог подумать!

А читатель опять радостно кушает. Приемы по сути примитивные и топорные, но кто остановился и задумался над этим?

Нет, я не подозреваю Профессора в такой намеренной изощренности. На это, скажем уж прямо, у него не хватило бы мозгов. Не тот он был человек, чтобы сознательно так вводить в заблуждение. Но если бы он делал это намеренно, то и тогда у него не получилось бы лучше, чем этот пример чистой и незамутненной пропаганды.
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #2 : Март 27, 2017, 18:01:39 »
Всё могло быть иначе...
(о Денеторе и его сыновьях)
 

Идея моя проста до банальности. Если в двух словах, то вот – поменяй братьев Денеторовичей местами в смысле возраста – и все могло быть иначе. Скажем так – с большой степенью вероятности. Это если в двух словах. Попробую развить эту мысль.

Дети у Денетора появились достаточно поздно. Больше половины своей довольно долгой жизни наместник Гондора прожил бездетным. То есть он вполне мог предполагать и опасаться, что династия прервётся. Конечно, он не был запредельно стар, дети рождались и у более возрастных родителей, но все же с каждым годом увеличивалась вероятность, что его род прервется. И вдруг у него Родился Сын! Именно так, это не опечатка. По значимости это событие было таково, что в сознании отца отпечаталось с большой буквы.
Сын. Наследник! Династия будет продолжена! Род не прервется! А еще – это просто его ребенок. Кровиночка. Возможно – долгожданная и желанная. А такие суровые мужики, как Денетор, сплошь и рядом в глубине души прячут способность к любви и нежности. Внешне это может особенно не проявляться, но чувства эти человек испытывает. В любом случае, это было Событие! И все эти факторы начисляют бонусы первенцу. То есть он еще никак себя не проявил, а уже на его счету изрядный аванс родительского благоволения – сверх обычных родительских чувств. Всё это, сами понимаете, досталось Боромиру.
А потом появился Фарамир. Именно так – появился. Был один сын – стало два. Да, это хорошо и просто замечательно. И праздник наверняка устроили, и напились на радостях. Но! Все это было вторично. Без того фейерверка эмоций, который наверняка был вызван рождением Боромира. Конечно, младшенького любили. Но вот тех самых бонусов на его счету уже не было. Ничего страшного, конечно, просто отметим это как факт.

А потом мальчики начали подрастать. И чем дальше, тем больше Денетор чувствовал, как близок ему Боромир. Случается, что жизнь дарит родителям такой подарок: ребенок оказывается не просто сыном или дочкой, а младшим другом, единомышленником, близким по духу существом. Этого не добьешься никаким воспитанием, это от природы – схожий образ мыслей, единая система ценностей, общность интересов. Когда один только подумал, а другой уже высказал. Когда тебя не просто понимают, а понимают так, как тебе нужно. Когда можно сказать что угодно, зная – тебя поймут правильно. Таких детей не просто любят обычной родительской любовью, к ним испытывают особое, гораздо более сильное чувство, которому даже нет названия. В нем – и радость, и гордость, и спокойная уверенность, знание, что этот – не подведет. Наверное, что-то похожее было у Денетора с Боромиром. Это был не просто сын – это был именно такой сын, которого ему хотелось иметь. Ну, и плюс те самые бонусы – первенец, наследник, все те эмоции, что были пережиты с его рождением и остались в подсознании навсегда. Всё это вместе и породило то отношение отца к сыну, которое заставило Гендальфа сказать, что Денетор любит Боромира “чересчур”. Это, конечно, не так. Всё сложилось таким образом, что Денетор просто не мог относится к старшенькому иначе.

А вот подрастающий Фарамир нвверняка вызывал у отца чувство легкого недоумения, а потом – и недовольства. Он был совсем не похож не Боромира. Не лучше его и не хуже, а просто – другой. Будь он единственным, Денетор принял бы его таким, какой он есть. Сын есть сын, какого судьба дала, такого и любишь. Но у Денетора был Боромир. И на его фоне младший сын казался еще более... не таким, как хотелось бы отцу. Возможно, он пытался какое-то время установить с Фарамиром такой же контакт, но потом оставил эти попытки. В этом не было нужды – у него был Боромир. 

А потом Боромир погиб...
Наверное, на Денетора это известие рухнуло многотонным горным обвалом. Согнуло, скомкало, прижало к земле, не давало дышать. И всё, что было плюсом – ушло в минус. Всё, что раньше доставляло радость, гордость и счастье - теперь лишь усиливало страшную боль, делало горе ещё более острым, а утрату – ещё более ощутимой. Ведь Денетор потерял не просто сына, а ещё младшего друга, близкую душу, понимающего собеседника. Помимо чисто родительского горя, в жизни Денетора образовалась ещё и громадная дыра, которую невозможно было заполнить.
У него остался только Фарамир. Казалось бы, общее горе должно как-то их сблизить. Возможно, так и случилось бы, будь Боромир для Денетора просто одним из сыновей, а не чем-то бОльшим. Возможно, они даже и сблизились – поначалу. Но чем дальше, тем сильнее Денетор понимал, что Фарамир – другой. Он знал это всегда, но раньше это не имело для него такого значения. А теперь он говорил Фарамиру то, что сказал бы Боромиру, но в ответ слышал совсем не то, что ожидал услышать, не то, что ему нужно было услышать в данную минуту. Всё, что делал Фарамир было – не так. Не потому, что неправильно, а просто не так, как поступил бы на его месте Боромир. Отца это задевало, огорчало, причиняло боль, напоминая о потере, потом стало раздражать. Он понимал, что Фарамир не виноват, он всегда был таким, отцу ли этого не знать! Несправедливо требовать от него, чтобы он стал другим! Но он ничего не мог поделать с собой – ему слишком не хватало Боромира. Из-за этого он испытывал чувство вины. Несильное, едва заметное, но постоянное. И вот эта гремучая смесь – неизбывное горе, растущее раздражение и ощущение своей вины – скапливалась, скапливалась в нём и достигла критической массы в тот момент, когда Фарамир вернулся после встречи с хоббитами. Это было последней каплей! А тут ещё раздражающий фактор в лице Гендальфа. И вот тут громыхнуло! И случилось то, что случилось.

А что было бы, родись Фарамир первым? 
Во-первых, все “бонусы” достались бы уже ему – долгожданный ребёнок, сын, наследник. Именно с ним была бы связана пережитая эйфория счастья. 
Во-вторых, довольно долгое время – до рождения Боромира (предположим, что у братьев такая же разница в возрасте), и потом ещё несколько лет, пока тот не подрос, отец воспринимал бы характер Фарамира как должное. Возможно, он далеко не сразу обнаружил бы, что Боромир ближе ему по духу, потому что тот не был бы центром родительского внимания. Конечно, с годами отец понял бы, что с младшим сыном ему проще, легче, уютнее, чем со старшим, но это не вызвало бы у него негативных эмоций по отношению к старшему, потому что отец давным-давно свыкся, что он такой, какой есть. Всё равно он его первенец, наследник и так далее. Те самые бонусы, которые в реальном варианте отдаляли сыновей в глазах отца друг от друга, в виртуальной реальности, напротив, сглаживали бы ситуацию. И после гибели Боромира у Фарамира не было бы нужды заменять брата в глазах отца, потому что он сам был бы старшим, сам был на первых ролях, сам был и оставался наследником. Денетор, конечно, сильно горевал бы, но это горе не было бы таким неизбывным. И раздражения к Фарамиру он бы не испытывал. Конечно, он рассердился бы за то, что тот не принёс ему Кольцо. Возможно, подумал бы, что Боромир поступил бы иначе. Но всё это – без той страшной гремучей смеси внутри. Поэтому, попеняв Фарамиру на его самодеятельнсть, Денетор всё же не был бы с ним так резок и беспощаден, как он был в описанной реальности. И Фарамир, возможно, не поехал бы к бродам... 
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #3 : Март 28, 2017, 20:32:19 »
"Мой король..."

Ах, сколько правоверного умиления вызывает сцена пробуждения Фарамира после излечения его от Чёрной Немочи! Благородный и благодарный наследник трона наместников мигом узнаёт в своём спасителе будущего короля (государя, властителя, повелителя - в разных переводах это звучит по-разному, но суть одна: Фарамир признал право Арагорна на престол Гондора). Ах, как всё это возвышенно, прекрасно, чудесно!

Не имея чести состоять в стройных рядах правоверных, я имею несколько иное мнение по поводу описанного и попробую его изложить.
На мой взгляд, эта сцена – самый ляпистый из всех ляпов в ВК. Хоть как крути, хоть с какой стороны ни рассматривай – не мог Фарамир знать, кого он увидел, едва открыв глаза. Промолчу уже про то, что даже знакомое лицо он опознал бы не сразу. После обычного наркоза когда приходишь в себя, и то не вдруг начинаешь идентифицировать окружающих, а Фарамир после Чёрной немочи очнулся, в которой он сколько – трое суток провёл? Будь ты трижды чудодейственный целитель – нельзя, невозможно вмиг запустить все процессы у того, кто почти что на тот свет отъехал. Организм так устроен, всё в нём происходит с определённой скоростью. И чем дальше пациент ушёл за край, тем медленнее будет возвращаться. И никакое волшебство тут ничего не изменит, потому что если мгновенно дёрнуть организм из одного состояния в другое, это будет такой стресс, что как бы больной от этакого целительства к праотцам не отправился уже всерьёз и навечно. А тут глаза не успел открыть – уже вычислил, что за незнакомая физиономия над ним склонилась и поспешил засвидетельствовать свою лояльность. Конечно, скажут, что это, мол, сказка. Да, вон Спящая красавица сто лет проспала, а потом вскочила, как ни в чём не бывало. И пролежней не было. Но сказка сказке – рознь. В "Репке" мышка по зову кошки становится в строй, и никому эта ситуация абсурдной не кажется. Но вот, к примеру, в "Путешествии Нильса с дикими гусями" подобные сцены немыслимы. Чем серьёзнее сказка, тем правдоподобнее она должна быть. В сказке про Иванушку с Алёнушкой живая вода уместна, а вот в ВК мгновенное исцеление - нет. По уму, Фарамир только через несколько часов смог бы слово сказать. А уж знать Арагорна ему пока и вовсе неоткуда. Не было у него возможности познакомиться.

Посмотрим теперь с другой стороны. Судя по тому, как Боромир сетует на отсутствие у отца королевского титула, 26 поколений наместников не слишком трепетно относились к миссии сохранения трона для представителей королевской династии. Проще говоря, они привыкли считать правителями себя, и за три тысячи лет, в принципе, были уже в своём праве. Фарамир, конечно, не был наследником, но он вырос с сознанием того, что он – сын правителя. Такое не уходит вмиг. Наоборот, чтобы расстаться с представлениями о жизни, впитанными с молоком матери, нужно очень сильно ломать себя. И дело не в честолюбии и стремлении к власти – для Фарамира это был образ жизни с рождения, всегда. В конце мы увидим, как милостивый Арагорн щедрой рукой дарует Фарамиру титул князя Итилиенского. Все аплодируют. Стоя. Кричали женщины "ура!" ...

Позвольте же не присоединяться к этому восторгу. Потому что я вижу это несколько иначе: Фарамир должен оставить родной город, в котором выросли они с братом, в котором похоронена его мать, за который он не раз рисковал жизнью и терял друзей; город, которым управлял его отец, а до него – бессчётное число предков, - и удалиться в лесную глушь, в богом забытый Итилиен. 

Но, допустим, Фарамиру в самом деле не нужен гондорский трон. Ну, вот такая у него странность, и он рад, что есть желающий его занять. Нам это кажется странным, мы придумываем объяснения этой дикой сцене, но, в конце концов, это личное дело Фарамира. Обидно, досадно, но – ладно. 
Но есть нюанс. Фарамир не знает о смерти Денетора. Не знает, что наместник сейчас – он. И, признавая Арагорна королём, он тем самымы свергает своего отца. Конечно, в истории такие случаи не редкость. Вон императора Павла Петровича задушили шёлковым гвардейским шарфом, и сыночек его старшенький весьма тому поспособствовал. Но Фарамир несколько отличается от "плешивого щёголя". Вы верите, что Фарамир способен свергнуть отца в пользу пришлого бродяги? Я – нет. 
Объяснить эту сцену снаружи сюжета можно довольно просто: автор хотел показать, как все поголовно признали в Арагорне короля, но несколько перестарался. 
А вот изнутри она не объяснима никак.
 
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #4 : Март 28, 2017, 21:48:48 »
О Мерисью на страницах канона.

***

Для начала определимся с терминами. Мерисью (далее «сьюха») — это совершенно необязательно невероятная сногсшибательная блондинка/брюнетка/вотэва. И ни разу не непременно проекция автора. И даже ни разу не персонаж исключительно фанфиков. Чтобы исключить разночтения, обратимся за определением сьюхи к гуглу всеведущему:

«Мери/Марти Сью — персонаж, которого автор наделил гипертрофированными, нереалистичными достоинствами, способностями и везением. Часто в введении такого персонажа можно распознать попытку автора «включения» самого себя в произведение и осуществление собственных желаний за его счет» ©.

Обратите внимание: «часто», а не «обязательно».
Мерисью — это персонаж, который любим автором до такой степени, что тот наделяет его способностями и достоинствами в невероятной степени и делает его совершенно неспособным проиграть даже по мелочи. А уж насколько автор ассоциирует себя с этим персонажем — это вопрос восемнадцатый или даже дальше.

Мне доводилось видеть много разных мнений на предмет наличия сьюх на страницах канона. Кто-то зачислял в них Арагорна (особых обоснований приведено не было, так что я оставляю это заявление на совести заявившего). Кто-то утверждал, что это Бильбо, в качестве одного из доказательств приводя слова Профессора «я сам немного хоббит» (но, как видим, ассоциация автора с персонажем сама по себе еще ничего не значит). Многие считают сьюхой Лютиэн (оснований у них для этого предостаточно, но в принципе можно крепко поспорить, так что безусловной сьюхой она не является. Прежде всего потому, что она не главный персонаж Сильма. Сильм не ею начинается и заканчивается тоже не ею, и вертится не вокруг нее).

Но все вышеприведенные мнения суть как минимум оспоримы, а как максимум и вовсе неверны. Однако надежная, махровая, 146%-ная сьюха на страницах канона вполне себе существует.

Это Гэндальф.

Вы не верите, что Гэндальф сьюха? Найдите в сети любой тест на мерисьюшность и прокрутите персонажа через него — результаты вас удивят. Я ради интереса тестов с десяток прошла, и отечественных, и буржуйских, будучи предельно честной (я не знаю, как Профессор относился к Гэндальфу, насколько он видел в нем себя самого, насколько обижался на критику в адрес этого персонажа, если таковая была, и т.д.) и отвечая утвердительно только в тех случаях, когда была твердо уверена в ответе — во всех, абсолютно во всех без исключения итогах получалась убер-Сью.

Да посмотрите сами, что имеет герр Гэндальф в своем арсенале (предполагается, что канон читали все, так что переписывать поголовно и полностью все примеры я не буду).

— принадлежит к расе/виду/классу со способностями выше человеческих,
Конечно! Он же майа, дух ангелической природы.

— которые удивляют и поражают других персонажей повествования,
Да. Начиная с первых страниц «Хоббита», где Бильбо вспоминает удивительные и поразительные фейерверки в дни рождения Старого Тука. Дальнейший список читать дня не хватит, остановлюсь только на одном: на Рат Динен (см. главу «Погребальный костер Денетора») Гэндальф, по определению имеющий человеческое тело, притом тело человека в возрасте, притом отнюдь не атлет, легко и непринужденно прямо с места запрыгивает на стол, поднимает на руки Фарамира и не менее легко и непринужденно прыгает обратно на пол, а потом еще и ведет разговор с Денетором, продолжая держать Фарамира на руках. Рост Гэндальфа 1,67 м, Фарамир же выше 1,90 м и весит ну хотя бы 85 кг (он ведь еще и полностью одет), однако Гэндальф проворачивает все это с величайшей легкостью. Не знаю, кто как, но лично я тут поражена сверх границ.

— да еще в процессе повествования апгрейдит эти способности,
Да, и это известно каждому, кто хотя бы раз открывал ВК. Был Гэндальф как Гэндальф, а вернулся белый и очень крутой: даже оружие не может ему повредить. Ну по крайней мере так заявляет сам Гэндальф, но разве он может врать?

— причем чудесным и невероятным образом.
Да. Вмешательства Эру Илуватара в ардынские дела — штука крайне редкая, а уж если еще и по его собственному, Эру, почину — так и вовсе невероятная. Никто не ожидал и не планировал, что Эру лично изволит обратить внимание на обстоятельства какого-то майа. Вдобавок и придание Гэндальфу дополнительных способностей не обусловлено ничем, кроме личного хотения всевышнего.

— он читает чужие мысли и обладает способностями к внушению и прочим ментальным штучкам.
Да еще как! Сказал Саруману «вернись» — и Саруман против воли вернулся. А сказал Сауруману «иди!» — тот пал на четвереньки и уполз. Сказал Теодену практически «встань и ходи» — и Теоден вдруг воспрядает. Неоднократно описаны ментальные взаимодействия Гэндальфа и Денетора.

О том, что и как думает и считает Саурон, кого он боится, чего желает, что планирует и т.д., Гэндальф рассказывает нам с поразительной регулярностью на протяжении всего ВК, и все это следует считать чистой правдой. Но вряд ли Саурон когда-либо исповедовался Гэндальфу, еще более вряд ли Саурон вел блог или писал в дневник. Иначе, чем чтением мыслей, этих речей Гэндальфа никак нельзя объяснить. Насчет Сарумана же Гэндальф прямыми словами говорит о том, что «я смотрел в его разум».

— и даже с животными находит общий язык в прямом смысле слова.
Скадуфакс повинуется ему беспрекословно, причем достаточно даже мысленного повеления. Орлы так и вовсе у Гэндальфа на посылках. Хоть и уверяют нас правоверные, что орлы-де чудо господне, но по факту-то орлы выполняют для Гэндальфа разведывательную работу (вон они летают над Андуином), возят его, куда он скажет (не только из Ортханка в Рохан, но и из Лориэна в Фангорн); летят и делают то, что он скажет (приносят Фродо и Сэма от Ородруина), разносят вести. И если, скажем, Радагасту по штату положено иметь взаимопонимание с животными, то откуда такие способности у Гэндальфа… ну просто потому что вот.

— он даже может становиться невидимым, причем самым необъяснимым образом,
Когда в «Хоббите» Торина и Компанию хватают гоблины, Гэндальф избегает плена именно потому, что как-то так внезапно делается невидимым. Потом, все так же оставаясь невидимым, он убивает Главного Гоблина и организует большой переполох, а еще потом становится видимым снова. Профессор никак и нигде не объясняет этих загадочных кунштюков, и не исключено, что и сам забыл об их существовании, но что написано, то написано.

— он героически жертвует собой ради высокой цели,
обрушив мост в Мории, чтобы остановить балрога;

— при этом все его оплакивают и по нем скорбят,
Каждый, от эльфов Лориэна до незамысловатого Эомера, кто слышит, что Гэндальф пал в пропасть в Мории, как минимум сильно огорчен этим известием.

— но чудесным образом возвращается с того света.
Более того, Профессор почти прямым текстом говорит нам, что это возвращение обеспечил сам Эру Илуватар. Не какой-нибудь там Манвэ, Король Арды, но лично Эру. Хотя Эру, как правило, совершенно все равно, что там делается в Арде. Случаи его вмешательства в ход ардынских событий можно пересчитать по пальцам одной руки. Дал бытие гномам, утопил Нуменор (или позволил валар его утопить, если судить по версии, изложенной в письме №131), ну и вот Гэндальфа воскресил.

— знает минимум три языка, не считая родного.
Всеобщий, квенью и синдарин, не считая родного валарина.

— он владеет могущественным и редким артефактом,
в виде одного из Трех эльфийских колец.

— а также уникальным оружием в виде своего посоха.
Впрочем, у Гэндальфа есть еще и Гламдринг, который не магический, но уж безусловно уникальный, причем Гэндальф умудряется не потерять его ни в одной передряге. Даже когда он летит вместе с балрогом в пропасть, то и тогда не выпускает меч из рук.

— везде, где он появляется, он имеет в общем положительную репутацию.
Притом он появляется тут и там именно чтобы все разрулить и исправить. Он появляется в критической ситуации, дает советы и приказы — без него, в общем, никак не справятся. Схема действий любой уважающей себя сьюхи.

— друзей у него нет,
Сей факт заслуживает отдельного пункта в нашем списке. Со сьюхой хотят дружить если не все, то многие, сама же она слишком невероятна и совершенна, чтобы испытывать потребность в дружбе с кем бы то ни было. Ни с одним персонажем Гэндальф не состоит в отношениях, отвечающих определению дружбы (которая, как говорит нам толковый словарь, основывается на взаимоуважении, взаимопонимании и взаимопомощи, привязанности и личных симпатиях). Гэндальф нисколько не беспокоится о Фродо, к которому якобы сильно привязан: о Фродо как исполнителе высокой миссии — да, о Фродо лично, как таковом — нет. Даже по отношению к Арагорну, которого Гэндальф хоть раз да называет другом, не прослеживается ничего подобного.

— он тайный агент.
Да. Он послан сюда валар с тайной миссией: «ныне их посланникам запрещено было являть себя в облике величия или пытаться управлять волей людей или эльфов, открыто являя им свою силу; но, в облике слабом и смиренном, им позволено было лишь советами и уговорами склонять людей и эльфов к добру и стараться объединить в любви и понимании всех, кого Саурон, явись он снова, попытался бы одолеть и совратить» ©.

— о нем наслышан каждый важный представитель сюжета.
Безусловно. Даже закоренелый пятидесятилетний домосед Бильбо, отродясь не высовывавший свой нос дальше ближайшего околотка этого тихого и уютного болотца под названием Шир, и тот слышал о Гэндальфе, так что Гэндальфу достаточно только назваться, и Бильбо тут же представляет себе, кто это перед ним такой. На всем пространстве канона один только Беорн заявляет «никогда о таком не слышал». Все остальные оказываются в курсе. Гэндальфа знают эльфы, знают люди, знают хоббиты в Шире, знают гномы, знают орлы, знают энты…

— он состоит в группировке борцов за Свет, Добро и вообще все хорошее,
Это подтверждается всем текстом канона. Никто не сможет привести даже тени доказательства обратного.

— притом он их лидер.
Тоже несомненный факт. Сторона, представляющая в Средиземье Добро и Свет, не делает ничего, не поинтересовавшись предварительно мнением Гэндальфа и не спрося у него совета.

— он выражает взгляды самого автора,
Вне всяких сомнений. Гэндальф имеет полное единство духовных воззрений с Профессором.

— и распространение и поддерживание этих взглядов составляет главную его цель.
Конечно. Для того он и прибыл в Средиземье, именно на это направлена вся его деятельность: утвердить Добро, каким его понимает Профессор, и искоренить Зло, каким его опять же понимает Профессор.

— в процессе утверждения и реализации своих взглядов и целей он получает некую божественную поддержку.
Еще бы! Сам Эру вернул его обратно, да еще и крутизны добавил.

— всех, абсолютно всех, кто не разделяет взглядов и намерений Гэндальфа, ждет печальный и летальный конец.
Исключений нет. Все, кто когда-либо имел наглость возражать Гэндальфу (всерьез возражать, а не когда автору хочется изобразить типа дискуссию и плюрализм мнений), в итоге оказываются мертвы. Торин в «Хоббите», Саруман, Боромир и Денетор в ВК (Денетор умирает страшной смертью, не вызвав ни капли сочувствия ни у милосерднейшего Гэндальфа, ни у самого автора), и даже добрый дедушка Теоден, который имел несчастье быть невежливым с Гэндальфом в сентябре 3018 г.Т.Э., по странному совпадению тоже мертв. На всякий случай пишу дополнительно, поскольку если что-нибудь может быть понято не так, оно непременно будет понято не так: тот факт, что все несогласные персонажи мертвы, не означает, что их всех убивает лично сьюха. Их в любом случае убивает автор. Ведь сьюха должна сиять, все ее противники должны быть растоптаны.

— Гэндальф с величайшей легкостью имеет доступ к любым правителям, что никак не объясняется статусом самого Гэндальфа.
Никого это не удивляет? Ну ладно к Элронду — Элронд хотя бы знает, кто Гэндальф такой. Но к Теодену? К Денетору? Ведь ни в Рохан, ни в Гондор, ни куда-либо еще в книжные лавки не завозили ВК и «Хоббита», те же Теоден и Денетор канон не читали. И для них Гэндальф не великий мудрец и посланник заморского Добра (тем более, что истари прямо указано не раскрывать своей миссии), а странное существо неизвестного места жительства, неизвестного рода занятий и даже неизвестного класса! Гэндальф выглядит как человек, но при этом он бессмертный, т.е. не человек никак. Притом он не эльф, не гном, не орк, не энт, не тролль… Кто он?! Неизвестно. И какие цели он преследует, неизвестно тоже. И вот он так запросто заявляется к правителям, и его пускают и даже слушают? Ах, это же сказка™? Нет, это просто это же сьюха.

— а также вмешивается в дела государственного управления и руководства, что тоже никак не объясняется статусом Гэндальфа.
Например, Гэндальф распоряжается, что и как Древню делать в захваченном энтами Изенгарде — а на каком, простите, основании? Изенгард — владение Гондора. Кто уполномочивал Гэндальфа решать такие вопросы? Да никто. Но сьюхе ведь можно.

Потом мы видим Гэндальфа, командующего в Минас Тирите во время осады и передающего функции управления Имрахилю — а это на каком основании? Но для сьюхи совершенно естественно, явившись из ниоткуда, в три дня достичь такого положения.

— Гэндальф не имеет никаких проблем финансового характера,
У него всегда есть одежда, пища и даже, когда ему требуется, лошадь (что в условиях сеттинга штука очень дорогая), притом это все настолько на постоянной основе, что Гэндальф нигде не проявляет заботы о вещах. В том смысле, что вот Бильбо, к примеру, очень жалел не только о ложечках, но и об утерянных пуговицах с жилета. Хотя был весьма зажиточным хоббитом. Гэндальф же нигде не выражает никаких эмоций по поводу возможной или состоявшейся утраты или порчи какого-либо своего имущества, как будто всегда уверен, что эта недостача всегда может быть пополнена.

В каноне нам описывается, что Гэндальф, убегая от Сарумана на орле, направился в Рохан, ибо нуждался в хорошей лошади Но почему и с чего в Рохане вообще должны были обеспечивать его лошадью?! Хорошей ли, плохой ли — почему?! С какой стати?! . Гэндальф сбежал в чем был и вряд ли в кармане у него лежал туго набитый бумажник. Однако Гэндальф нисколько не сомневается, что лошадь ему там выдадут, причем совершенно за так — и ведь выдают. И ведь временно нехороший Теоден, находящийся под влиянием нехорошего Гримы и выказывающий Гэндальфу великую неприязнь, даже не думает отказать Гэндальфу в этом вопросе. Почему? Отчего?

— при этом совершенно непонятно, на какие средства он живет.
Ну в самом деле! Ему не платят зарплаты и командировочных, он не живет на проценты с капитала, ему не приносит доход никакое имение, мы не подозреваем его в грабежах на больших дорогах и срезании кошельков у ротозеев — на что Гэндальф живет?! Ведь сказка или не сказка, но деньги в мире Средиземья таки есть. Коммунизма там не наступало, денег там никто не отменял. Там есть богатые и бедные, т.е. даже в этой сказке денег не равномерно и сколько хочешь у всех, и они нужны затем же, зачем и в реальном мире. Где их берет Гэндальф? Покрыто мраком.

— даже малознакомые персоны (а знакомые и подавно) отдают Гэндальфу на хранение или в пользование ценные вещи,
Траин отдает Гэндальфу единственные оставшиеся при нем ценности — ключ и карту. О, да, это было в Дол Гулдуре, и Траину в общем-то было особо не из кого выбирать. Но какие у него были основания предпочесть Гэндальфа любому другому существу, находящемуся в Дол Гулдуре? Какие были у Траина основания доверять Гэндальфу больше, чем кому-то другому? Чем Гэндальф был лучше остальных? Ведь его присутствие здесь точно так же могло означать, что Гэндальф предатель и перешел на Темную сторону. Однако же Траин отдает.
В «Хоббите» Бильбо оставляет Аркенстон у Трандуила и Барда (текст не конкретизирует, у кого именно), но на следующий день шкатулку с Аркенстоном к Горе несет Гэндальф.

— при этом отнюдь не имея склонности делать это в отношении всех остальных.
Кирдан отдает ему одно из Трех Колец. Насовсем. Причем именно ему, а не, допустим, Саруману, который был и главнее Гэндальфа изначально, и потом председательствовал на Белом Совете. Но Саруман даже в положительные, так сказать, свои годы, видимо, был недостаточно хорош для передачи ему Нарьи, а вот именно Гэндальф удовлетворял высоким требованиям.

— он пользуется безусловным и неограниченным доверием.
В самом деле, не только когда Гэндальф раздает, так сказать, частные советы и указания (вот хоть тем же Бильбо и Фродо), но даже и когда он на Совете у Элронда предлагает совершенно безумный план нести Кольцо в Мордор — никому даже не приходит в голову усомниться в нем. Никто не испытывает даже тени сомнений в честности и надежности Гэндальфа. А ведь даже Саруман и тот поддался Злу и сделался предателем! Но вопроса, не поддался ли часом Злу сам Гэндальф, не предатель ли он, не возникают ни у кого даже случайно и мельком. Кредит доверия неограничен.

— он лучший из лучших в своей категории.
Если кто-то еще сомневается в этом, пусть откроет главу «Об истари» в «Неоконченных»:


<Лучезарность и прочие положительные качества превосходят все, что мы могли бы вообразить. Просто вместилище всех совершенств и достоинств.

— причем по факту является крупнейшим знатоком в той или иной области,
Никто во всем каноне (даже те, кого канон называет Мудрыми или иным образом сведущими) не обнаруживает столько познаний, сколько Гэндальф.

— причем совершенно непонятно, откуда он все это знает.
На чтение списка примеров, подтверждающих это, не хватит не то что дня, но даже и недели. Остановлюсь на некоторых поразнообразнее, а остальные примеры читатель без труда найдет сам.

Гэндальф даже не подозревает о существовании в Средиземье палантиров до того момента, как один из них едва не разбивает ему голову на пороге Ортханка. Даже после этого Гэндальф не может опознать в этом странном шаре палантир, хотя видит его своими глазами и даже берет его в руки. Но уже спустя всего лишь несколько часов после того, как при помощи Пиппина палантир таки определен, Гэндальф уже читает лекцию о палантирах и их свойствах, и их местонахождении, и куда они делись, и как ими пользоваться, и как с их помощью был уловлен Саруман, причем все это святая правда и нерушимая истина. Хотя за это время Гэндальф не мог ни прочесть в книге/справочнике/энциклопедии, ни обратиться к гуглу, ни попросить помощи зала и знатоков. Откуда вдруг он обрел эти внезапные знания, если несколько часов назад даже не мог опознать палантира, держа его в руках?!

Гэндальф много и долго говорит о свойствах Кольца. Например, о том, что уничтожить его можно только в Ородруине — но откуда он может это знать?! Опытов он не проводил, Саурон ему не исповедовался, с Келебримбором Гэндальф знаком не был, и вообще историю колец изучал Саруман, а сам Гэндальф относился к вопросу настолько легкомысленно, что даже описание Кольца, данное Саруманом на одном из заседаний Белого Совета, пропустил мимо ушей и вспомнил только десятилетия спустя. И откуда у Гэндальфа вдруг это знание? Неизвестно.

Кольцо обладает собственной волей, Кольцо само покинуло Голлума, три из гномьих Колец Саурон вернул, а остальные уничтожили драконы и проч. — все эти материи нам известны исключительно со слов Гэндальфа. Но совершенно неизвестно и логически не прослеживается, откуда и как он мог все это узнать.

— причем он отнюдь не торопится делиться своими знаниями.
В большинстве случаев вместо объяснений Гэндальф отделывается туманными намеками, не менее туманными иносказаниями и прочим кокетством в стиле «подождите — скоро узнаете». Опять-таки как и положено любой порядочной сьюхе.

— ему в итоге удается все, за что бы он ни взялся,
Действительно, хоть где-нибудь Гэндальф в итоге потерпел неудачу? Нет, он преуспел абсолютно везде и во всем. Все его задачи выполнены, все его враги наказаны, унижены и уничтожены, все его друзья… впрочем, как я уже говорила, друзей у него нет.

— при этом даже совершаемые им ошибки в итоге служат только ко благу,
Гэндальф оказался заперт Саруманом на крыше Ортханка? Не беда, он не только сбежал оттуда, но по дороге еще и обрел невероятного коня. Гэндальф сам говорит, что совершил ошибку, позволив Голлуму гулять по белу свету, в результате чего Голлум попал к Саурону и рассказал ему о Шире и Бэггинсе? Ничего, этот же Голлум невероятно удачно встретился с Фродо и послужил ему проводником, да и миссию фактически выполнил.

— а за сами ошибки он не несет никакого наказания (в широком смысле).
Гэндальф фантастически тупит, годами не обращая внимания на хранящееся у Бильбо, а потом и у Фродо кольцо (в самом деле, подумаешь, какая мелочь! Кольцо, делающее невидимым — да они в Средиземье на каждом шагу!), доведя ситуацию до того, что назгулы уже скачут в прямом смысле по пятам за Фродо — Гэндальф не претерпевает от этого никакого ущерба. За эту его ошибку расплачивается Фродо, в муках таская Кольцо по Средиземью, и множество людей, погибающих в битвах, которых не было бы, если бы Гэндальф спохватился несколько десятилетий назад. Однако Гэндальф никак не наказан за все это ни физически, ни морально, а наоборот, отплывает за Море весь белый и успешный.

— все его планы и стратегии неизменно срабатывают,
Кто-нибудь может назвать хоть один не сработавший план Гэндальфа? Я вот нет.

— даже самым невероятным образом,
Гэндальф предлагает совершенно безумный и невыполнимый план нести Кольцо к Ородруину — и вот на всем пути регулярно и по волшебству в кустах оказываются рояли, а Зло на каждом шагу фантастически тупит, и в результате все получается.
Гэндальфа беспокоит наличие дракона в Эреборе. И маг, ведомый исключительно своей интуицией, выбирает, а потом и навязывает Торину и Компании простого ширского обывателя, домоседа и неумеху. И в результате все получается! Хотя как вообще может решить проблему дракона компания из тринадцати гномов и одного хоббита?! Но это же Гэндальф! Все его идеи успешны.

— при этом это единственно верные планы и стратегии.
Почему нельзя отправить Кольцо за Море? Почему нельзя хотя бы попробовать уничтожить его каким-нибудь другим способом? Почему… Потому что Гэндальф так сказал! Этого должно быть достаточно!

— он играет главную роль в деле спасения мира.
Это настолько очевидно, что даже не требует дополнительных пояснений. И только верность привычке заставляет меня подкрепить это утверждение доказательством в виде слов Элронда, сказанных на Совете:
«Если бы не твоя бдительность, Тьма, возможно, уже шла бы на нас».

— ну и наконец разделяет с автором по крайней мере одну привычку, весьма необычную как вообще в сеттинге Средиземья, так и для расы/типа/вида, к которой принадлежит персонаж — Гэндальф курит.
Это не определяющая деталь, это так, заключительный мелкий штришок, отметить который велит справедливость.

И это еще при том, что Гэндальф не наделен необычной/привлекательной внешностью, не состоит ни с кем в романтических или родственных отношениях, не имеет экзотических имени/родословной/привычек, трудного прошлого, личных проблем и комплексов и т.д.

Разве я где-то наврала? Я где-то приписала Гэндальфу лишнего, чего нет в каноне? И если это не сьюха, то кто же сьюха-то тогда?

Но, кстати, знакомясь с фактами биографии самого Профессора, я все более прихожу к выводу, что эта канонная сьюха все же такая же, как подавляющее большинство других: имеет в себе черты личности автора и отражает его собственные мечты, желания и стремления, и то, каким бы он хотел быть. Но это, как говорится, уже совсем другая история.
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Наше хранилище
« Ответ #5 : Март 31, 2017, 19:51:35 »
откуда Берен быть пошел

Сначала в общих чертах вроде бы нормальный герой богатырской сказки. Княжич, воин. «Начал Иван-царевич возрастать, повадило ему на полевище ездить, стрелять гусей-лебедей, серых уточек. Раз постренулось ему на полевище войско вражеское. Налетел Иван-царевич на то войско, все посек в мелкую щепочку».
Далее вариант «ущерб-похищение».
«Раз вернулся Иван-царевич с охоты, а царство его все порушено-пожжено, народ кто побит, а кто в полон уведен».
Пока все табельно. Но именно с этой точки начинаются странности.
Сказочный богатырь отправляется на поиски врага. Наш герой Берен некоторое время вроде бы ведет войну один. Таким образом он из упрощенного, вырожденного эпоса переселяется в поздний, куда более строгий к деталям и реалиям. То есть, он уже не Иван-царевич, а Сигурд. Или даже Харальд Хардрада. Потому как описываются его деяния не вообще: «и побил он стражу того царя индейского», а гораздо конкретнее – «пожар в Друне».
Однако персонажу такого рода эпоса, в отличие от сказочного, приходится не только побеждать полчища, но и заботиться о делах каждодневных. В саге «Изгнание сыновей Уснеха» Дейрдре вспоминает о том, как младший брат Найси приносил хворост, а средний – добытого оленя. Да и перед бегством Дейрдре заклинательница Леборхам дает ей совершенно несказочные советы: «не есть там, где готовили пищу, не спать там, где ели».
Но Берена, в отличие от Диармайда и Найси с братьями, проблема хлеба насущного (то есть сегодняшнего) не волнует. Иван-царевич в своем походе живет охотой: «Натянул он лук, прицелился в медведицу…». Берен же ко всем прочим заморочкам военной жизни добавляет себе еще и принципиальное вегетарианство. И напоминает уже не Диармайда, а неких отшельников из саги «Плавание Майл-Дуна». Этот ирландский путешественник натыкался в море на таких персонажей. Одному, одетому лишь в собственные волосы, христианский бог ежедневно посылал ячменный хлебец и чашку воды. Другому чайки приносили лосося и горящую головню – возможно от  того же покровителя…
Далее Берен все же отправляется в поход, причем через пренепрятнейшее место. Примерно как Дур-бану через долину змей. Но согдийская богатырка рубит змей направо-налево, и сам змеиный царь велит ее пропустить поскорее, лишь бы не губила его народ. Герой греческой сказки проходит сквозь змеюшник, держа в руке ветку растения, которого змеи боятся. Каким образом Берен проходит Нан-Дунгорфеб, остается за кадром. Прошел – и все!
Потом Берен проникает сквозь магическую завесу. По законам психологии и для сказочного, и для эпического персонажа дается объяснение, каким способом он одолел ту или иную преграду. То для подъема на хрустальную гору надевает он медвежьи когти, то садится на волшебное животное. Через огненную реку переезжает по полотенцу-мосту. Ну и так далее.
В нашем же случае выясняется, что Берен одолел оба вышеуказанные препятствия в состоянии сильного помешательства. Опять событие, сближающее данного героя с отшельниками в молитвенном экстазе, но уводящее от богатырей и царевичей.
Отшельников и юродивых ведь бог не только снабжает пропитанием, но и оберегает от всяких опасностей.
Точно также непонятно как существовал Берен в Дориате, пока Лутиен не решила поговорить с ним.
Далее, Лутиен доставляет Берена к Тинголу и понимает, что дар речи вернула ему зря…
Вроде бы тоже все табельно, кроме того, что Берен сам своим хвастовством нарывается на «невыполнимое задание». Сказочный герой обычно ведет себя куда сдержаннее и логичнее. Он заранее знает, что заданием его обеспечат, но сам на рожон не лезет. Да и эпический герой, хоть и обязан искать приключений, берется за важное дело не из самомнения.
Никто в Хеороте не мог победить Гренделя – Беовульф, оказавшись там, существо одолел. Русские богатыри вообще выезжают на врага, чтобы просто уничтожить агрессора. Редкий прецедент в эпосе – Роланд, что из личной гордости не позвал помощь, а вступил в битву с огромной сарацинской армией малым числом. Но это уже попытка объяснить историческое событие – граф Хродланд с арьергардом короля Карла погиб при нападении вполне крещеных басков.
Получив невыполнимое задание, Берен отправляется в поход. Но не в Ангбанд, а в Нарготронд. Имея при себе кольцо Барахира.
Сюжет вроде бы вполне сказочный. «Не могу я, девушка, помочь тебе твоего жениха спасти. Только дальше в лесу живет моя старшая сестра. Пойди к ней, покажи этот платок – может, она тебе подсобит». В этом случае баба-яга и ее сестры выступают как раци – добрые советчики героини. Они же снабжают ее волшебными инструментами.
Есть и помощники-зирнитры. Например, герой похоронил валяющегося при дороге мертвеца, выкупил безденежного должника и в их лице приобрел могучего помощника – это ситуации помимо традиционного спасения жизни. Медведица, волчица, соколица помогают Ивану-царевичу потому, что тот не убил их на охоте. Вариант: осиротевшим волчатам убил быка на прокорм, а потом они явились взрослыми волками, чтобы сразиться со змеем.
Берен по отношению к Финроду ведет себя уже совсем странно. Скорее как персонаж злодейский («мерзкий ворон ночной», что требует у датской королевы  «что под поясом носит она»; колдун, спасающий жизнь купцу при условии отдать ему «кто тебе первым навстречу выбежит»). Более всего напоминает он Чудо-Юдо Беззаконное из фильма «Варвара-краса»: «Должок!».
Но подобный вариант поведения встречается как раз в описаниях визитов всевозможных святых отшельников. Появляется такое существо, страшное видом, некультурное поведением в доме крестьянина и уводит дочь. Семья в горе, а потом оказывается, что отшельник спас девицу от неминуемых грехов и устроил в монастырь, где она просветлилась тоже до святости.
Финрод же реагирует тоже странно. Допустим, что у него есть выбор: стать раци (дав Берену коня, оружие, доспех, мешок консервов и большой носовой платок) или соратником.
Да, зирнитра по представлениям западных славян, зафиксированным в 7-8 веках нашей эры – материальный носитель некоей «натуральной магии». Самый понятный пример зирнитры - войсковое знамя. Формально тряпка на палке, реально – коллективная душа части. Зирнитрой может быть и живой человек: командир, вождь, ученый, волшебник. Его значение не только в его знаниях и профессиональных умениях, но и в надеждах, возлагаемых на него обществом.
Так вот, Финрод вдруг становится «одержим Береном». Не больно удачливый, но все-таки король, он вдруг забывает о своем долге перед народом Нарготронда, перед королем Фингоном, перед всеми союзниками. Более того, когда-то предсказав себе обет, который уведет во тьму, он призывает народ исполнить его, Финрода, неосторожно данную клятву. Что же, ему хочется увести во тьму как можно больше народа? Почему клятву Барахиру, на которую жмет, размахивая кольцом и рыдая, Берен, король ставит выше союзнических и данных куда ранее?
Аналогию можно увидеть только в визитах брахманов и опять же святых отшельников: не потрафишь им в малости – так ка-ак проклянут!
Дальше приключения Берена развиваются по такому же сценарию. В поединке Финрода с Сауроном, в поединке Лутиен с Морготом он никакого участия не принимает. Хотя не спит, не заключен в подземелье, не превращен во что-то неодушевленное, как это случается со сказочными героями. Цепенеет он не только перед Морготом, но и в Дориате, когда Лутиен очередной раз исчезает с его глаз.
В состоянии ступора смотрят свои видения христианские и мусульманские визионеры.
Дальше рассматривать путь Берена к свадьбе и славе нет смысла: кто-то выстилает ему путь счастливыми совпадениями и чужими смертями. Ну и небольшой персональный райчик до отбытия из Арды сильно напоминает блаженные пустыни тех же отшельников.
Так что мой вывод: Берен пришел не из волшебной сказки, не из героического эпоса. Его мир – особый позднейший эпический жанр, так называемые жития святых.
Житийная литература строится из мифологических и эпических сюжетов и формально напоминает сказку. Но идейная концепция ее совершенно иная: житие превозносит покорность и веру, обесценивая разум и подвиг. Потому для многих в фэндоме Берен – фигура отрицательная или комическая.

Лутиен формально очень похожа на Премудрую деву европейских сказок. Но сразу настораживает один момент: Лутиен с первого взгляда полюбила Берена (от вида которого сыпанули в стороны дориатцы во главе с Даэроном).
Обычно могущественные царевны и берегини сказок выделяют героя из толпы соискателей по каким-то качествам. Один на крылатом коне допрыгивает до высокого терема и целует царевну «в уста сахарные». Другой поет и играет так, что все море синее вспенивается. Третий избавляет от ста чертей.
Берен не выделяется ничем, кроме своего проникновения в Дориат. Обычно поклонники Берена начинают уверять оппонентов в том, что их герой потряс принцессу своими подвигами. Но Лутиен старше Солнца и Луны и современница первой битвы Белерианда. За тысячу лет подвигов вокруг нее было совершено столько – и ни один не привлек ее сердца. А Берен щелк – и снято! Значит, дело в другом.
Далее, с Премудрыми девами связываться рискованно кому угодно. Ее отец, будучи врагом избранника, может уцелеть только по ее снисхождению. А иногда и не уцелевает.
Искусство Премудрых дев велико, и обычно в сказах описывается, как они его применяют, чтобы накормить, обогреть, доставить куда-то своего избранника. Про Лутиен ничего не известно в этом смысле, кроме создания плаща сна и невидимости да придания вида варга Берену и летучки - себе.
Но самое удивительное, что Лутиен идет за Береном как спасательная команда, вытаскивая его из очередной дыры. Премудрым девам это не свойственно. Обычно в сказках они четко инструктируют своих избранников: что сделать, куда пойти, что сказать. Берен затевает штуки, Лутиен ликвидирует последствия.
Кроме того, в «Сильмариллионе» Лутиен и Мелиан вписаны в жесткую иерархическую структуру сил, и никакое искусство или ум Лутиен не компенсировали «потенциальную энергию» Моргота. То, что тварюга согласилась на бесплатный концерт и захрапела не вовремя – тоже счастливая случайность.
Из этой жесткой иерархии выпадает лишь Феанор, сумевший создать нечто, непосильное всем вместе Валар. Но это уже совсем особая тема.

Получается, что Лутиен не сказочный персонаж, а просто дополнение к Берену, его шакти, без которой он всего лишь организатор неприятностей.

Хуан – не замена Серому Волку. Этот пес совершенно странным образом попадает в компанию главным героям.
Обычно волшебный помощник связан с героем какими-то отношениями.
«Съел я твоего коня, так отслужу за него. Садись на меня, Иван-царевич!».
Или: «Увидел Иван-царевич, как ползет к гнезду змея огромная, хочет птенцов проглотить. Размахнулся мечом да и отсек змеиную голову. Прилетела тут Великая орлица и говорит…».
Иногда такого помощника помогать принуждают. Скажем: «Поймал Булат-багатур вороненка и велел ворону принести живой да мертвой воды, а то птенца его убьет».
За какие услуги или качества Хуан полюбил Лутиен? И тем более Берена? Почему ради них нанес ущерб тем, кому действительно был многим обязан и клялся служить?
В одной сказке есть такой эпизод. Герой попадает на двор бабы-яги и видит, что перед ее конем стоит миска с мясом, а перед псом – корзина с травой. Герой меняет кормушки, утаскивает у бабы-яги нужный ему артефакт и убегает. Ягуся садится на коня, зовет пса и велит догнать вора. Но конь и пес отказываются и сообщают, что за все время жизни у старой маразматички благодаря герою первый раз нормально поели.
Тут ситуация понятна: хозяин коня и собаки обязан за их службу о них заботиться. Невыполнение обязанностей одной стороной дает право другой разорвать отношения.
Ниоткуда не видно, что Келегорм своих обязанностей по отношению к Хуану не выполняет. Ниоткуда не видно, что Лутиен чем-то Хуана одалживает, привлекая его к себе на службу.
Способ приобретения Хуана как волшебного помощника совершенно неясен. Опять дело выглядит как некое вмешательство извне, обесценивающее всю этику в пользу единственного персонажа – Берена.
Кстати гибель Хуана в бою с Кархаротом можно расценить как вариант расставания героя с помощником, выполнившим свои обязательства. Скажем, в одной сказке сокол-помощник, отслужив, обращается добрым молодцем. В другой волк возвращается в свиту Громового Деда (Перуна). В мире Арды это можно понять как реинкарнацию майа из собаки в другое воплощение и возвращение в Валинор в свиту Оромэ. Но для такой аналогии мало оснований в основном тексте.

О Финроде уже почти все сказано. Есть только некоторые вопросы по его роли как волшебного помощника.
Финрод вроде бы обязан Берену – точнее, народу беорингов. Но он – король. В сказках короли вообще в походы не ходят. В эпосах короли крепко «привязаны к месту» своими обязанностями перед народом. Финрод эти обязанности отбрасывает.
Много слов в основном тексте о «предательствах». Но в контексте эпических законов «нерушимых клятв» Финрод выглядит странно и несимпатично. Похоже, что он призывает нарготрондцев в явно (даже по его собственному мнению) безнадежный воинский поход на Ангбанд исключительно для того, чтобы спровоцировать народ на отказ и таким образом получить право на отказ от собственных перед ним обязательств: «Так нарушайте же свои клятвы, а я свою не нарушу!».
Но вот союзнические обязательства просто игнорируются.
Исторического Игоря Новгород-Северского за его неудачный поход летописец порицает – «отворил поганым ворота на Русь».
Финрод, как ни неудачливый полководец, должен понимать, что «отворит ворота» Морготу в Белерианд и оголит тыл и Фингону, и Феанарионам. Но все же требует…
Поединок с Сауроном заканчивается поражением, все волшебство Финрода оказывается бесполезным. Берена он спасает просто как воин-соратник, в рукопашку.
Так что к роли волшебного помощника Финрод не подходит.

Тингол – царь, опасающийся жениха дочери по простой причине. В архаическом обществе роль вождя передавалась не сыну, а зятю, которого реально испытывали на наличие необходимых вождю качеств.
Так что Тингол ведет себя совершенно по-сказочному. Обоснование «не доверял смертным» связано с общим контекстом мира Арды.
Кстати, в сказках есть еще одна форма «исполнения невыполнимых заданий». Царь велит «девочке-семилеточке» вырастить цыплят из вареных яиц. Девочка в ответ велит вырастить для этих цыплят просо из пшенной каши – «другого зерна они клевать не станут». Царь приказывает соткать полотно на рубаху из горсти льна – девочка просит сделать ей ткацкий станок из прутика. И так далее. Идет соревнование в уме, девочка побеждает и становится царицей.
Берен по этому пути не пошел, а Лутиен (которой такая программа очень бы подошла) подчинилась влиянию жениха.
Берен, принимая чужие жертвы и пользуясь счастливыми случайностями, задание выполняет, а потом спасает своего тестя от гибели. Этот сюжет вполне сказочный и отчасти эпический.



Келегорм и Куруфин персонажи не сказочные, а чисто эпические. Они не являются конкурентами-соискателями общего приза с Береном, потому что не получали никакого задания от Тингола. Они живут в своем, более сложном мире героического эпоса.
Келегорм и Куруфин не связаны с Береном никакими обязательствами. Есть, правда, косвенная связь: Берен – вассал братьев Финрода, а Финрод связан союзничеством с Феанарионами и общим вассалитетом по отношению к Фингону.
Феанарионы – двоюродные братья Финрода, но не вассалы ему, а союзники. Потому противятся, когда Берен увлекает Финрода «волчьим путем». Но насильственно помешать ему идти на гибель не могут, потому что следуют законам общества военной демократии. Когда Финрод насильственно рвет свои обязательства по отношению к народу, союзникам и верховному королю, они «подхватывают» эти обязательства. Потому и слова об их предательстве вызывают многочисленные сомнения.
Формально два Феанариона выступают соперниками Берена в борьбе за сильмарилл и руку Лутиен. Но практически они борются за сильмариллы с самого начала, Берен втирается в великую войну «третьим рядом». И становится врагом не Кощея-Моргота, а врагом его врагов! Это совершенно несказочная ситуация. И не эпическая, а опять же житийная, в которой богоизбранцу можно все.
Опять же формально Феанарионы удерживают в Нарготронде Лутиен против ее воли. Но они не похищали ее, а по законам архаического общества предоставили защиту. Проще сказать, кров и хлеб. А такое положение уже устанавливает связь в виде «родства по крову» и «родства по хлебу». Так что Лутиен запрещает убивать Куруфина Берену – в рамках эпических законов – не из милосердия или страха перед неминуемым возмездием со стороны остальных Феанарионов, а как «брата по хлебу». Это, конечно, мой вывод, но, согласитесь, небезосновательный.
Берен снова никаких связей с Феанарионами не зарабатывает, они друг другу ничем не обязаны – в отличие от «злых братьев» сказки.
Так что в деле завоевания Лутиен Берен и Феанарионы абсолютно равноправны. Преимущество Берена – они уже обменялись брачными обетами. Но Берен подставляет Лутиен под смертельную угрозу. В сказке это не имеет никакого значения: невеста ищет Финиста-Ясна Сокола в тридевятом царстве, и никто не имеет права ей мешать.
В эпосе королевна уже связана со своим народом определенными обязательствами, игнорировать которые никто не имеет права. И мужа себе обязана выбрать достойного своего положения. Пока кандидат не доказал своих достоинств – он не имеет никаких преимуществ. Так что Феанарионы, пытаясь затолкать Берена в крапиву и вернуть Лутиен в Нарготронд, никаких законов архаики не нарушают. Это еще один эпизод борьбы соискателей руки королевны. Если бы Берен убил обоих в схватке, эпизод не выпал бы из эпического контекста – лучший воин и должен стать королем.
Попытка принудить к браку – тоже из эпоса. В сказке невесту или жениха принуждают магическим путем. Скажем, того же Финиста-Ясна Сокола теща опаивает «забвенными травами». Захват и удержание без магии – еще один эпический поединок, уже между невестой и женихом. Если победит невеста – соискатель недостойный. Если соискатель – то достойный.
В сказке и эпосе борьба знатной невесты с соискателями ее руки зачастую происходит в виде вооруженного поединка. Скажем, Брюнхилд всем предлагает «стукнуться», и Сигурд одолевает ее в товарищеском бою.
Лутиен почему-то одолевает Феанарионов не силой (оружия или магии), а какой-то непонятной хитростью, склоняя на свою сторону Хуана. И бежит за своим Береном, снова игнорируя обязанности знатной девушки. А обязанности такие есть, потому что вокруг этой любви затевается война в пользу общего врага.
Попытка убить Берена (не «затоптать конем», это непонятки не знающих повадок лошадей; а заколоть) не является ни предательством, ни злодейством. Еще раз замечу, что никаких обязанностей у Феанарионов перед Береном нет. Он им присяги не приносил, они ему не клялись. Есть эфемерная связь через вассалитет Берена, союзничество Арафинвионов с Феанарионами и их общий вассалитет Фингону. Но Берен это союзничество игнорирует, значит, им эта связь разорвана. Кто же кого предал в таком контексте?
Для спасения Берена происходит еще одно предательство. Келегорм не совершает ничего противозаконного по отношению к Хуану. Тот же нападает на своего сюзерена, с которым связан и «родством по хлебу» и «союзом по полю». Событие, выпадающее и из сказочных, и из эпических законов. Но соответствующее житийному контексту. Опять же любое предательство, идущее на пользу богоизбранцу, превращается в подвиг санкцией «высших сил».
Кара-изгнание Феанарионов тоже не вписывается в контекст сказки или эпоса. Келегорм и Куруфин не совершили ничего против народа Нарготронда и против Финрода. Не они повели короля «волчьим путем», не за них он отдал жизнь. Наоборот, они защищали город, а им вдруг такая награда…
Сказочный герой обретает любовь населения какого-нибудь тридевятого царства, оказывая ему услуги: освобождает от завоевателя, чуда-юда, тысячи чертей.
Лутиен же ничего для города не совершила, но к ней воспылали необъяснимой любовью. Берен тоже ничего умного для Нарготронда не сделал, чуть не втравил всех в погибельную войну – а к нему никаких претензий.
Более всего ситуация опять же напоминает житийную: царь и народ просветились христианством или исламом и начинают изгонять и казнить язычников.

Даэрона никак нельзя подвести под градацию «злого советника». «Надо молвить, этот спальник до Ивана был начальник над конюшней надо всей…». У Даэрона нет ни политических, ни экономических мотивов для вражды с Береном. Только безответная любовь к Лутиен. Так что Даэрон – еще один соискатель руки героини.
Даэрон притом друг Лутиен с детства.
В архаических эпосах брат героини обычно является ее защитником и противником жениха. Так что поступок Даэрона с открытием планов побега Тинголу назвать предательством трудно. Скорее, актом защиты.
Еще одно «предательство» – Даэрон сообщает, что по территории Дориата гуляет незаконный иммигрант и общается с королевной. Но постойте, это же его гражданская обязанность – защищать свою страну и народ, а тем более любимую женщину. А тут – нарушена вроде бы надежнейшая граница! Без разрешения! Неприглядным существом! «Застава – в ружье! К задержанию приступить!».
Любопытно, что Даэрон бросился бежать при первом взгляде на Берена, а не пристукнул его, защищая Лутиен. Опять счастливый случай…
Уход Даэрона после свадьбы Лутиен характерен не для сказки, а для эпоса и позднейшего рыцарского романа. Там отвергнутый жених уходит в викинг, на заставу или в монастырь. И даже позднее снова появляется на сцене в качестве странствующего рыцаря, мага или святого отшельника. И в этих ролях оказывает влюбленной паре большие услуги.
По-моему, слово «предательство», так широко употребляемое в основном тексте, проистекает из бедности английского языка. В русском есть слова с оттенками смысла: «выдал», «сообщил», «доложил», «донес», «раскрыл планы», «отказал в помощи». Предательство в русском языке – отказ от присяги, клятвы, обязательства, обман доверия. Все это делается, но не по отношению к Берену.

Получается, что Берен – персонаж не сказочный и не эпический, а житийный. И если бы он носил форменную майку с надписью «богоизбранец», несчастий принес бы меньше. А так – его путь к свадьбе и «пустыньке» в компании Лутиен выстелен клятвопреступлениями, изменами и трупами. В сказках такой путь приличествует Кощею, а не Ивану-богатырю.

 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #6 : Апрель 10, 2017, 13:35:56 »
Начало пересмотренной и расширенной версии «Беседы Манвэ с Эру»


Добавлено: рассуждение меня о потомках смешанных браков с авари.

Значит, нолдор-синдар после Первой Эпохи могут при желании отправляться в Валинор, а всякие авари, которые отказались от Света, нет. Это понятно.
Но возникает вопрос: а что насчет потомства смешанных браков? Уж сколько-то таковых непременно было. Так вот и каковы ардынские законы чистоты крови? Потомство, скажем, синдар и авари - оно считается тоже синдар и имеет право на Валинор? Или же оно считается тоже авари, и путь в Валинор ему заказан? Канон обходит молчанием этот деликатный вопрос.

Значит, мы имеем два варианта:
1) устрожение: потомство смешанных браков с авари - тоже авари, права на выезд Валинор не имеют;
и 2) облегчение: потомство смешанных браков с синдар/нолдор - тоже синдар/нолдор, право на выезд в Валинор имеют.

Доказательств, т.е. прямых слов канона, нет ни тому, ни другому.

Но! На протяжении всего канона мы видим, что все вопросы подобного рода решаются в сторону устрожения: потомство эльфов и смертных - смертные; потомство долгоживущих нуменорцев и унтерменшей lesser men теряет нуменорское долголетие; короче говоря, любое видимое смешивание горнего и дольнего не дольнее возвышает, но принижает горнее. Конечно, эти помеси все же лучше, чем чистокровное дольнее, но никогда-никогда не поднимутся до уровня горнего. Горнее может сохраняться только чистокровным, и любая посторонняя примесь портит его безвозвратно. Если в тебе хоть капля черной крови, ты черный. Но Профессор не был расистом, что вы, что вы.

То есть, если кто-то выберет первый вариант, то доказательств правильности оного привести не сможет, но сможет принести много абсолютно каноничных улик.

Если же кто-то выберет вариант второй, то у него не будет не только доказательств, но даже и улик. Одно только "ах! мне это нравится! я хочу, чтобы так было!"

Так что исследование обстоятельств заставляет сказать: потомство смешанных браков с авари считалось тоже авари, и в Валинор их пускать никто не собирался.
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Наше хранилище
« Ответ #7 : Май 01, 2017, 21:01:59 »
Об изображении цифр в тенгваре Феанаро.
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #8 : Май 17, 2017, 14:31:07 »
О Келебриан, ее душевных ранах и орках.

В каноне сказано только, что Келебриан получила рану отравленной стрелой, остальные ее неприятности характеризуются словом "torment", "мучение" без каких-либо хотя бы отдаленных намеков, в чем конкретно эти мучения заключались. Так что неча тут фантазировать лишнего и всякого такого-этакого: если даже со стороны соплеменника подобного рода поползновение заставляло эльфийскую душу немедленно отправляться в Мандос, то уж поползновения со стороны орков вышвырнули бы туда Келебриан просто со скоростью света, так что она была бы в ту же секунду и в Мандосе, а не через год и в Валиноре.

А насчет душевных ран я чо-то не припомню, где это. В Приложении в хронике лет сказано только, что в 2509 г. Т.Э. Келебриан получила отравленную рану на перевале Карадраса, а в 2510 г. Т.Э. уехала за море, без каких-либо подробностей. В Сильме Келебриан не упоминается вообще, в "Неоконченных..." я сейчас просмотрела по именному указателю - тоже ничего такого о ней нет. Откуда дровишки сии?

Значит, Келебриан подвергается нападению орков по пути через Карадрас и попадает к оркам в плен (иначе откуда бы "мучения в логовище"?). Естественно, путешествовала она не одна, следовательно, кому-то удалось унести ноги и сообщить о случившемся... кому? В Лориэн или в Ривенделл? Кто потом Келебриан вызволял, те или эти? Лично я за Лориэн, из территориальных соображений - он в паре дней пути от перевала.

Но! Если Келебриан попала в плен, то конкретно куда? Где ее держали и мучили злые орки? Первое и самое логичное предположение - в Мории. Потому что Мория вот тут рядом, гномы покинули ее уже больше шестисот лет назад, а других обиталищ поблизости нет. Но если Келебриан держали в Мории, то у освобождающих ее шансов ее там найти не было никаких!! Мория огромна и совершенно неизвестна эльфам. Любую сунувшуюся внутрь спасательную экспедицию орки уничтожали бы с дивной легкостью.

Но если Келебриан держали не в Мории, то где?! И почему?! За каким вдруг чертом ее потащили куда-то неведомо куда, презрев насиженные места под боком?! Да и как бы потом спасатели узнали, куда же ее утащили?!
А если таки в Мории, то как же ее освободили?!

Знаете, наиболее логично и здравосмысленно, что орки отпустили ее сами. Нет, это не было моей заготовкой, я размышляла непосредственно в процессе написания сего.

Если отбросить всяческие по приколу (типа, достала нытьем своим; есть нельзя, и даже в лобио для запаха не положишь; добровольно не соглашается, а иным способом западло - в общем, геморроя много, а проку никакого), то наиболее простая и ясная версия - таки да, отпустили за выкуп.

Но и тут выходит, что хоть орки такие и сякие, но слово держат. Могли ведь выкуп взять, а Келебриан не вернуть. Или вернуть мертвой.
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #9 : Май 20, 2017, 10:11:36 »
О пути назгулов в Шир


Как обычно, реализм, карта-линейка. Читаем Хронику: 18 сентября назгулы пересекают Броды Изена. 22 сентября вечером они уже у Сарн Форда делают нехорошо Следопытам. Берем линейку, смотрим карту: от Бродов Изена до Сарн Форда 450 миль, 720 км. Причем известно, что по дороге назгулы еще заезжали к Саруману и имели там с ним серьезный разговор.
Даже (даже!!!) если считать, что назгулы проделали этот путь за 5 дней, то это по 144 км каждый день! Каждый!! К слову, Гэндальф проехал это же расстояние за 4 дня, т.е. вообще по 180 км в день - ну ладно, у него Скадуфакс. Во имя законов жанра я готова, не жужжа, допустить существование одного такого волшебного коня, который в принципе не устает и который в состоянии обходиться без пищи и питья неделями, как верблюд. Не конь, в общем, а трактор: залил солярки, завел и поехал. Но только одного такого коня!!! А не целого табуна их!!
Под назгулами обычные кони, а не какие-то там мутанты типа Скадуфакса. И в конце каждого дневного перехода этих коней не ждет кормушка с овсом, чтобы конь тут же в стойло и мордой в высококалорийный корм, возмещающий затраты энергии относительно небольшой порцией за короткий промежуток времени! Нет, коню еще долго надо ходить по ландшафту, набивая брюхо гораздо большим количеством низкокалорийной травы. И кони эти уже таскают назгулов по Средиземью уже полных три месяца, т.е. не свеженькие вчера из стойла. Пусть даже назгулы не весят ничего, и кони фактически нагружены только их одеждой и оружием. Но не по 144 км стабильно и регулярно каждый день!!! Не разовый бросок, после которого несколько дней отдыха и восстановления, а каждый день, каждый божий день!

Типа, ну назгулы ж торопятся. Ага, ты это коням объясни. Кони сразу поймут, откажутся от еды, питья и отдыха и будут рвать копыта в режиме 24/7, не зная усталости. Если я тороплюсь, что мне мешает бежать весь день со скорость Усейна Болта на стометровке? Конечно, только моя собственная лень и несознательность. А то б бежала.

А если кто-нибудь в кустах скажет, что чо ты, поганка, цепляешься, автор писал совсем не об этом, то во-первых, имею вопрос: почему у всех других авторов (которые тоже пишут совсем не об этом!) такого рода вещи относятся к категории ляпов, а у Профессора не моги? Он, что ли, какой-то особенный?
Во-вторых, на случай возражения "это же сказка", то почему тут сказка, а тут не сказка, а тут рыбу заворачивали? Почему одни носятся на конях (а то и вовсе на собственных ногах), не знающих усталости, а другие делают все то же самое обычным образом?! Отчего у первых сказка, а вторых внезапно реализм обуял, и они еле плетутся, устают, хотят есть и пить и т.д.?! Почему во второй части Эомер с дружиной скачет за орками по 224 км в день как от нефиг делать, а в третьей войско Рохана, изо всех сил торопясь на помощь Минас Тириту, преодолевает расстояние между Эдорасом и Минас Тиритом за пять дней (это чуть меньше 100 км в день. Тоже немало, но лошади пока свежие и, может, у них запасные с собой были - лошади налегке бежать легче, чем минимум 70 кг на себе нести)? Хотя и в первом, и во втором случае это все те же роханские кони, а не какие-нибудь волшебные существа.

Угу, а сутки спустя после Сарн Форда назгулы уже в Хоббитоне, преодолев, таким образом, за эти сутки еще 140 миль, т.е. 224 км. И дальше они ездят по Ширу постоянно, не давая своим лошадям ни отдыха, ни кормежки. 
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Наше хранилище
« Ответ #10 : Май 20, 2017, 18:55:17 »

Карты Средиземья якобы с пометками самого Пророфессора (то, что зелеными чернилами).
Карты начерчены рукой первого иллюстратора "Хоббита"
 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #11 : Июль 30, 2017, 23:44:23 »
Просеивание через мелкое сито разговора Фродо и Боромира где-то вблизи Парт Галена




"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #12 : Сентябрь 10, 2017, 18:25:47 »
О волчьих всадниках канона

Всякий раз, когда в каноне заходит речь об использовании волков (или там варгов) в качестве верховных животных, я делаю так: . Это бред невыносимый и не натянуемый ни на одно место. Бред катастрофический. Придумал гуманитарий, шоб пострашнее, а что это всему на свете противоречит, гуманитарию это пофигу.
Поэтому никаких волчьих всадников, нигде и никогда.

Предел наземных млекопитающих хищников в среднем 400 кг. Не поминайте белых медведей - они охотятся в воде. Медведи вообще самые тяжелые, то они, во-первых, строго говоря, всеядные, а во-вторых, проблема энергии для них актуальнее, чем для всех остальных. На оленей охотятся только самые крупные самцы, потому что иначе энергетически невыгодно - пока за ним бегаешь, весь жир растрясешь, а без жира медведю в зимней спячке каюк. В общем, хищник размером с медведя будет либо слишком медлителен, либо его не прокормишь. Самые крупные из активных хищников - львы и тигры - не тяжелее 250 кг. В раньшие времена, конечно, и они были крупнее, но размер хищника ограничивается размером добычи, а в Средиземье фауна не крупнее нашей, так что и волки там такого же размера, как наши. Самый крупный волк, когда-либо взвешенный, потянул на 86 кг. Ныне вымерший плейстоценовый ужасный волк (Canis dirus) был самым крупным когда-либо существовавшим из семейства псовых вообще - так он в среднем около 70 кг весил (обычный серый волк в среднем 35-60 кг в зависимости от региона).
И кроме того, не забудьте, что хищника еще надо заставить себя слушаться. А что ты можешь противопоставить зверюшке 250 кг весом? Каким способом ты его себе подчинишь?

Теперь посмотрим с другой стороны: лошадь в среднем весит 500 кг (в среднем!!) на стабильной основе тащит на себе всадника весом 90 кг. Может, конечно, и кого поменьше. Или потяжелее, но недолго. Т.е. всего не более 18% собственного веса.
У волка точно такая же конструкция, четыре ноги, голова и хвост. И даже ужас какой огромный волк пусть даже 100 кг весом сможет возить на себе всадника весом около 18 кг. Ну ладно, я согласна на всякий случай прибросить сюда еще килограммов пять-шесть (аж 30% прибавки), но это все равно вес ребенка 3-4 лет. Орки вообще должны весить килограммов 50 (а еще оружие и обмундирование - они же не голыми на волках едут), а изенгардцы так и вовсе с человека размером, килограммов 70, стало быть. Да волк под такой нагрузкой сразу ляжет и не встанет.

Теперь далее: волков (как и лошадей и всех остальных животных) - кель сюрприз! - надо кормить. Но в отличие от лошадей и прочих травоядных, которые едят то, что не годно в пищу человекам, волки и прочие хищники едят мясо. То есть, во-первых, конкурируют с людьми за пищевые ресурсы, а во-вторых, за дорогие пищевые ресурсы! Потому что производство мяса вообще дороже, чем производство, скажем, зерна или овощей. Не в смысле затраченного труда, а в том, что мясо - это продукт уже следующей стадии пищевой цепи, а как должно быть известно даже школьнику, при переходе на очередной уровень оной цепи теряется 90% энергии. Армия на лошадях нуждается в выпасе (ну или в овсе), армия на волках нуждается в мясе, чтобы кормить волков.

В общем, волчьи всадники - это такой же смех тапочкам, как пауки с жалами. И если одну штуку Шелоб я согласна терпеть без писка и визга (типа, это сказка, и Шелоб вообще неизвестно кто. Она, может, дух и потому любой облик может принять), но чтобы не единичный случай, а массовый, и существа не духи, а всего-навсего простые млекопитающие, для которых действуют обычные законы нашего материального мира - не, с этим в сад.
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #13 : Сентябрь 21, 2017, 14:58:28 »
Цитировать
Почему одни носятся на конях (а то и вовсе на собственных ногах), не знающих усталости, а другие делают все то же самое обычным образом?! Отчего у первых сказка, а вторых внезапно реализм обуял, и они еле плетутся, устают, хотят есть и пить и т.д.?!
Зато вся эта ускоренно-мультяшная беготня и скачки с лихвой компенсированы в Сильме! Сколько там Финголфин народ вёл через Вздыбленный Лёд? Лет пять, кажется?
Ребята, это исключено совершенно! Там не настолько высокие широты, чтобы море было подо льдом круглый год. Для примера: Берингов пролив, который лежит всего на градус южнее Северного полярного круга уже весной очищается от льда. Летом же даже в Заполярье прибрежная зона делается свободной от льда. То есть для того, чтобы иметь лёд под ногами, надо находиться много выше 70-й параллели. И, хотя Арда лежит в темноте, нигде не сказано, что её одновременно сковала вечная мерзлота, то есть какой-то невнятный источник тепла у неё имелся.
К тому же льды двигаются. Я слышала возражения по поводу того, что Арда, мол, плоская, не вращается, поэтому морских течений там нет. Позвольте с этим не согласиться! Ибо что есть Вздыбленный Лёд? Это торосы! А торошение происходит именно вследствие циркуляции морских вод.
То есть лёд на Арде двигается с тем же успехом, что  и на Земле. На нашей планете арктический лёд двигается в среднем со скоростью 7 км в сутки. Однако, на некоторых участках он может двигаться со скоростью и 10, и 15 и более 20 км. А с какой скоростью передвигаются идущие по этому льду люди? Ну, эльфы... И вот они идут,  а лёд их относит в другую сторону. Кстати, чем быстрее движение льда, тем опаснее для тех, кто на нём находится. Как только на дрейфующей станции отмечают резкое ускорение движения льда, станцию эвакуируют с максимальной поспешностью .

Однако, если и отмести в сторону все соображения по поводу льда, есть ещё один фактор. Кроки, Вы любите повторять, что живым существам необходимы пять вещей. Я возражаю. Ибо их как минимум шесть. Помимо всего прочего, жизненно необходимо тепло. Тепло нужно всем, в том числе и тем, кто обитает в холодном климате постоянно. Просто эти обитатели имеют возможность сохранять своё собственное тепло, а прочим нужно тепло извне. И хуже всего без источников тепла именно на ледяной поверхности, которая способна только отражать солнечные лучи, а не накапливать их тепло в себе. К тому же солнечных лучей тут в наличии нет. Кругом лёд, под ногами лёд, и он источает только холод, холод, холод. Амундсен писал, что холод - это единственное, к чему нельзя привыкнуть. А уж у него был немалый авторитет в этой области!
Совершенно невозможно теплокровному существу провести несколько лет среди льда, не имея возможности хотя бы изредка согреться. А возможности такой не было. Потому что сколько бы ни взяли эльфы с собой дров, на несколько лет их запасти было нельзя. Просто физически не утащили бы.

Так вот и получается: некоторые преодолевают не слишком большое расстояние годами, а другие носятся на лошадях со скоростью, приближённой к автомобильной.
 
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #14 : Октябрь 01, 2017, 17:21:53 »
Полный перевод имеющихся в нашем распоряжении черновиков к главе

Голос Сарумана

Нумерация страниц как в 8-м томе НоМЕ, отсебятина выделена цветом, все примечания в конце.

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Наше хранилище
« Ответ #15 : Октябрь 06, 2017, 23:44:32 »
(с) Виньяр Тэнгвар, номер 39, июль 1998.
Анаpиэль Ровен
ОСАHВЭ-КЭHТА.
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #16 : Ноябрь 25, 2017, 23:45:04 »
Полный перевод имеющихся в нашем распоряжении черновиков к главе

Окно Запада (название в черновиках "Фарамир")

Принципиальный подстрочник, отсебятина серым цветом.

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #17 : Ноябрь 28, 2017, 15:45:57 »
Окончание:
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #18 : Февраль 10, 2018, 20:56:46 »
Может ли выжить мир, если будет жить как Шир?

Описывая быт и культуру хоббитов, Профессор подчёркивает, что они не доверяют механизмам сложнее ручной прялки и водяной мельницы. Судя по всему, его бы вполне устроило (как он думал!), если бы человечество остановилось в своё время на этой стадии развития технического прогресса.
Не будем рассматривать плюсы и минусы образа жизни при подобной стадии, посмотрим на ситуацию вот под каким углом зрения: а была ли возможна остановка на этой точке?
Итак, человечество изобрело прялку, водяную мельницу и кое-какие другие нехитрые технологические приёмы, которые собрались в копилке знаний и умений к этому времени: научились выплавлять железо и некоторые другие металлы, изготавливать железные изделия, строить дома и пахать землю сохой или пусть даже плугом. И решили поставить на этом точку.
Что происходит далее? Ответ прост, он существует в реальной истории: Западная Европа вырубила практически все свои леса на топливо, корабли и прочие изделия из дерева. Но реальная Западная Европа вскорости заменила дрова углем, потом появилось центральное отопление с котельными на газе и мазуте, а в перспективе развитие атомной энергетики. В виртуальном же мире, так милом сердцу Профессора, прогресс стоит на месте, и в печку продолжают кидать остатки дров. В результате Европа постепенно начинает замерзать. Какое-то время положение спасает уголь, добываемый открытым способом, но его запасы тоже быстро истощаются, а строить шахты нет возможности: нет соответствующих машин и инструментов, нет способов разведки месторождений, а главное – нет древесины, чтобы укреплять горизонтальные штольни, без какового укрепления свод может обрушиться в любой момент.
Несколько лучше положение на юге, где тепло, а так же в России: там, конечно, холодно, но зато мало народу и огромныые, заросшие лесом пространства.
И замерзающая Европа начинает совершать набеги на соседей с совершенно фантастической для нашей реальности целью: они рубят леса. На границах орудуют контрабандисты, продающие ценные дровишки мешками и подводами, а короли и прочие правители собирают свои дружины с целью хапнуть по-крупному.  Армии завоевателей, пренебрегая прочими ценностями, торопливо рубят приграничные леса, формируют обозы и отправляют их на запад.
Но положение всё усугубляется. Конечно, спохватившись, начинают сажать леса, вводят повинности в виде посадки деревьев, но деревья растут медленно, а сгорают быстро. Вдобавок дерево нужно не только как топливо, но и как материал для производства нужнейших предметов и орудий. Драконовские налоги и смертная казнь за срубленное дерево помогают мало.
Через несколько столетий уже не то что нечем топить – не на чем готовить еду, и Европа переходит не сыроедение. Величайшее достижение человечества – огонь – становится всё более недоступным: нечему гореть! Смолкли кузницы, не выплавляется металл – и изделия из железа превращаются в предметы роскоши. Впрочем, заменить железо нечем, деревянные предметы ценятся не менее дорого. Постепенно гниют и разваливаются столы и скамейки, ржавеют и тупятся лопаты, лемеха плугов, ножи, топроы... впрочем, рубить особо нечего. Европа неуклонно дичает, часть населения сползает к югу – там зимы теплее, а костёр развести можно с помощью охапки тростника. Местные жители, однако, не рады пришельцам. Происходят вполне понятные трения, но со временем часть бывших европейцев ассимилируется среди жителей Азии и Африки. В опустевшей безлесной Европе по зарастающим пастбищам среди брошенных полуразвалившихся городов и деревень бродят редкие группки почти диких людей, вся жизненная задача которых – это выжить. Большинство животных исчезло вместе с лесами, домашний скот негде стало содержать, ибо разваливались стойла и сараи. Тем не менее, уцелевшие европейцы держатся за эти стада, которые дают им хотя бы молоко. С мясом проблемы: за тысячелетия, истекшие с каменного века, люди разучились изготавливать орудия из камня. Поэтому убитую тушу очень трудно разделать и свежевать, а мясо приходится есть сырым. Вдобавок нет никакой возможности сохранить его от порчи. Да и убить животное – целая проблема. Потом, через несколько поколений, появятся мастера, умеющие обтачивать камни другими камнями и изготавливать каменные ножи и другие орудия. Но пищу всё равно приходится есть в сыром виде. Постепенно подрастают леса, но навык добывания огня уже утрачен. Какие-то смутные предания, дошедшие от предков порождают культ дерева. На них молятся, их берегут, не решаясь обломить даже ветку.

На юге какое-то время дела обстоят получше, но и тут неуклонно истощаются доступные запасы угля и немногочисленных лесов, а вместе с ним – выплавка металла. Для повседневных нужд ещё используют огонь в небольших количествах – благо всевозможный тростник растёт тут быстро. Спасают так же всевозможные масличные культуры. Но вот обжигать гончарные изделия тоже уже нечем. В общем, всё то же самое, только позже и медленнее.

Более или менее благоденствуют уцелевшие россияне – они переселились в Сибирь и пока ещё не успели вырубить тайгу. Впрочем, климат в Сибири суровый, так что процесс идёт быстрее, чем вырастают новые деревья, посаженные на вырубках. Поэтому бани запрещены законом, а хитроумные русские мастера соревнуются в изобретении конструкций печей – чтобы и разогревалась быстро и жарко, и максимально аккумулировала тепло при минимальной затрате дров. Те, кто обитает севернее, постепенно перенимают у чукчей и ненцев строительство яранг, обогреваемых жирниками. Правда, для яранг  и чумов тоже нужны деревянные жерди – но это всё-таки не брёвен на избу нарубить.

Словом, средние широты пустеют, население постепенно переползает к северу, где источником топлива служит жир морского зверя (впрочем, его запасы в море тоже не безграничны), и к югу, где без огня можно обойтись в принципе или использовать его сугубо для приготовления пищи. Но и в том и в другом случае речь о каком бы то ни было производстве металла не идёт, быт становится всё более примитивным. Мореходство давно забыто, повозки никто не строит. Северяне одеваются в шкуры, сшитые жилами животных с помощью костяных игл, южане обходятся без одежды.  Грамотой ещё владеют чиновники государственного аппарата, царапая необходимые записи на плоских камнях и глиняных дощечках, прочая часть населения безграмотна – нечего читать, ибо не на чем писать. Большинство ремёсел забыты, ибо заниматься ими невозможно. Искусство тоже в упадке: рисовать нечем и не на чем, архитектура без надобности, из всех видов скульптуры доступны только поделки из глины. Постоянное недоедание, а то и просто голод давно стали спутниками жизни.
Согласитесь, всё это очень мало похоже на процветающий сытенький Шир, которым так умиляются многие прекраснодушные читательницы. Тем не менее – это его будущее.

Ратуя за "остановку" прогресса на уровне водяной мельницы, Профессор и ему подобные не понимали простой истины: невозможна  остановка. Возможен только регресс, скатывание назад. Для того, чтобы выжить, человечеству необходимо  создавать вокруг себя "вторую природу" – так уж человек устроен, что одной ему недостаточно. С тех пор как гомо сапиенс  начал пользоваться огнём, судьба его была предрешена: только вперёд, только прогресс, только умение обхитрить, обыграть природу, взять не только то, что она даёт явно, но и то, что она скрывает. Разгадать её тайны, найти спрятанные ею клады и научиться ими пользоваться. Только так, и никак иначе – а в противном случае снова придётся изобретать каменный топор.

 
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Наше хранилище
« Ответ #19 : Февраль 28, 2018, 19:50:16 »

Имена собственные по Сильмариллиону и ВК

[attachmentid=394]
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #20 : Март 03, 2018, 19:22:23 »
3.01.2016  (намеренно в ДР Профессора):

Вопрос, к которому я намерена привлечь внимание уважаемой публики, довольно-таки узкий, а момент, который он затрагивает, довольно-таки мрачный, один из самых мрачных в ВК, и вроде бы совсем не подходит к праздничному дню. Но что поделаешь! Широкие и глубокие темы давным-давно рассмотрены и изучены, а мысли приходят в голову такие, какие приходят.

Итак, Минас Тирит, враг у ворот, а Наместник готовится к самосожжению, а заодно и к сожжению своего единственного оставшегося в живых сына. Он зовёт слуг, отдаёт им соответствующие распоряжения, а те их молча и беспрекословно выполняют. Подчёркиваю - молча и беспрекословно. Почему?
Знаю, знаю, как на подобные вопросы зачастую принято отвечать: Профессор, мол, всё внимание уделил основному действию и не стал отвлекаться на каких-то там слуг. Или нечто в этом роде. Короче, авторский произвол/недосмотр. Кому что нравится. Но думать так - неинтересно. Поэтому предлагаю рассматривать описываемые события так, словно они имели место быть в действительности и попробуем всё-таки найти другой ответ на этот вопрос: почему слуги как должное восприняли этот странный и страшный приказ и немедленно приступили к его исполнению?

На том берегу [на СМ], помнится, разделались с этой проблемой просто. Как говорится, лёгким движением руки. Мол, деспот и тиран Денетор так достал своих слуг, что они были рады-радёшеньки его решению самоубиться и рванули во все лопатки, пока он не передумал. Не знаю, серьёзное это предположение или стёб, ибо на костях Денетора сплясали на том берегу тогда отменно, но сказано такое было. Но, дорогие граждане, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! Слуги тирана так себя не ведут. Ибо как правило это хитрые, ловкие пройдохи, умеющие держать нос по ветру. Иначе как объяснить, что они служат деспоту и тирану, а до сих пор сохранили головы, свободу и даже рабочие места? Удержаться около трона трудно, а уж около трона деспота - труднее в разы. И тот, кто это смог, ни за что приказ, подобный вышепомянутому, исполнять не кинется. Причин для этого несколько. Во-первых, это может оказаться провокацией. Очередной проверкой на вшивость. Деспоты и тираны, как правило, никому не верят, поэтому любят этак внезапно устраивать подданным испытание верности. где окажутся не прошедшие проверку, объяснять не надо - ясно и без объяснений. Во-вторых, тиран может в самом деле помутиться в уму, но где гарантия, что через десять минут временное помутнение не кончится, и он не заорёт: "Вы чего это, гады, удумали?!" Доказывай потом, что он сам приказал! А вы и рады от меня избавиться, да?! Дальнейшая судьба слуг - см. выше. И, наконец, в третьих, как это ни странно звучит, ближние слуги деспота и тирана, как правило НЕ желают смерти своему повелителю. Случается, конечно, что они устраивают заговоры и свергают его с трона с летальным для него исходом, но там совсем иная ситуация, там они намерены рулить сами. Если же заговора нет, все эти лакеи и камердинеры желают тирану долгих лет жизни. Слуг ведь на их должности никто за шиворот не тянул - сами прорывались, распихивая локтями, подставляя ножки и шагая по головам. Должность-то немаленькая! Нервная и опасная, да, зато - высокая. А опасно в этом мире всё. Кашу кушать - и то опасно, можно ложкой рот поцарапать. И смерть повелителя автоматически лишает их нагретых местечек, ибо новый властитель окружит себя теми, кто близок ему, а не предшественнику. Вдобавок за время служения тирану, пользуясь своим положением, каждый из его слуг наверняка успел нажить немало врагов, и теперь их ненавидят почти так же, как самого тирана. И как только высокого покровителя не останется в живых, с бывшими его слугами начнут сводить счёты. Вот и прикиньте расклад: один деспот, который может голову отрубить, а может и милостями осыпать, при котором ты сам - особа значительная и важная - или множество врагов, которые тебя готовы сожрать и костей не выплюнуть.

Получается, что был бы Денетор таким страшным деспотом, как его многие по непонятной причине считают, слуги его, услыхав такие речи, должны были пасть ему в ноги и заголосить на весь Минас Тирит нечто вроде: "Отец родной, да что же ты удумал?! Да на кого ты нас покидаешь?! О, горе нам, горе!!!" И голосить погромче, чтобы услыхал и прибежал на крик кто-нибудь высокопоставленный и взял на себя ответственность за происходящее. Однако, ничего подобного не произошло. Почему?
Есть люди... точнее, их было не принято считать людьми... В общем, есть существа, которые могли повести себя именно так, как описано в каноне. Это рабы. Рабы, которым многие годы, а то и десятилетия вбивают слепое, бессловесное повиновение любым фанабериям своего господина - вот они как раз поступили бы именно так, а не иначе.
Тут самое время радостно завопить: ага, значит, Денетор всё-таки деспот! Раз так застращал своих рабов... Нет, дорогие товарищи, это ещё ничего не значит. Если в Гондоре существовало рабство, то основано оно явно не Денетором. И не Денетор придумал относиться к рабам как к живому имуществу. Собственно, этого никто и не придумывал. К рабам просто-напросто именно так и относились. Все. От верховного владыки до последнего землепашца, который хоть и занимал низшую ступеньку в обществе, но всё-таки был членом этого общества, человеком. А раб - вещью.

Но если принять эту версию, получается, что в Гондоре было рабовладение!
А почему, собственно, нет? Профессор очень мало говорит об общественном устройстве Гондора. Мы знаем, что раньше там были короли, а потом стали править наместники - вот, в сущности, и всё. Как там обстояло дело ниже на общественной лестнице, неизвестно совершенно. А войны велись часто, и пленных брали, надо думать, немало. Поэтому существование рабства канону вроде бы не противоречит. во всяком случае, я этого противоречия не вижу. А вы?


 
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #21 : Март 03, 2018, 19:30:57 »
Полный перевод имеющихся в нашем распоряжении черновиков к главе

Осада Гондора

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #22 : Март 21, 2018, 16:34:58 »
Наброски дальнейшего развития сюжета, сделанные Профессором после того, как он привел рохиррим к Раммас Экору:

История, видимая от Фораннеста

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #23 : Март 21, 2018, 16:36:03 »
Полный перевод имеющихся в нашем распоряжении черновиков к главе

Битва на полях Пеленнора

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #24 : Август 31, 2019, 16:54:10 »
Анализ типовых аргументов толкинофандома

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #25 : Декабрь 24, 2020, 18:49:39 »
О природно-географических условиях Мордора

"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн mari21

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 0
  • Репутация: 0
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #26 : Май 04, 2021, 17:26:36 »
great
I use it and it help me more
thanks a lot

Оффлайн mari21

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 0
  • Репутация: 0
    • Просмотр профиля
Наше хранилище
« Ответ #27 : Май 08, 2021, 23:12:40 »
THE WOW
Thanks. these are very good