Автор Тема: Уголок воинской славы  (Прочитано 3089 раз)

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« : Март 23, 2017, 21:40:53 »
Как и в истории реального человечества, в истории Средиземья очень много войн. Здесь мы будем говорить об отдельных битвах и войнах вообще, об оружии, родах войск, стратегии, тактике и обо всём прочем, что так или иначе связано с армией и вооружением. 


Для начала уже известное по старому Перекрёстку

Падение Гондолина 
(взгляд с другой стороны)




 
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #1 : Март 25, 2017, 15:20:47 »
Четвёртая битва - Дагор Браголлах (Огненная Битва)

Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #2 : Март 25, 2017, 21:14:42 »
КРИВОЙ МЕЧ
[attachmentid=40]


Как изогнутые, так и прямые мечи появились еще в эпоху бронзы. Кривой и прямой мечи различались, в первую очередь, балансом. Центр тяжести прямого меча располагался на уровне гарды или на насколько сантиметров выше. Кривой же меч уравновешивался примерно на середине клинка. В отличие от своего прямолинейного собрата, он предназначался в первую очередь для рубящего удара. Изгиб рубящей кромки делал клинок более прочным, а высокое расположение центра тяжести значительно увеличивало его пробивную силу.
С другой стороны, “низкая” центровка делала прямой меч оружием очень удобным и “быстрым”. Это открывало широкие возможности для нанесения колющих ударов. В качестве рубящего оружия прямой меч оправдывал себя только при весе 2.5-3.5 кг (да и то с грехом пополам). Это вынуждало воина на случай встречи с бронированным противником носить еще и топор.
Обычный на Ближнем Востоке в раннем средневековье, кривой меч весом 1.5 кг и расширяющимся к концу клинком длиной около 50 см разрубал доспехи не хуже, чем вдвое более тяжелый европейский риттершверт (длинный рыцарский меч). Вот только “дальнобойность” его была невелика. А делать кривой меч длинным не имело смысла, ведь при клинке в 100 см. он ничем не отличался бы от секиры.

.
Наконец, кривой меч мог иметь только одну рубящую кромку. А это в эпоху производства оружия путем сварки железа и стали означало вдвое меньший срок службы. Ведь, при ударах клинки стремительно тупились и иззубривались. Зато кривой меч часто имел массивный рифленый обух. Весело было, когда удавалось принять удар вражеского клинка на это рифление или на сами кольца. Противнику после этого оставалось только бежать за новым мечом...

Кривой меч имел одни преимущества, а прямой — другие. Но достоинства прямых мечей долгое время перевешивали. Ведь всадникам, сидящим на громадных боевых конях, требовались длинные клинки. Прямыми мечами во времена Крестовых походов вооружались не только европейские рыцари, но и большая часть арабской кавалерии.
Пехота редко вооружалась кривыми мечами. Рубить, стоя в строю, неудобно. Фалангистам требовались мечи колющие, а значит, прямые и короткие — с клинками 25-50 см.
Увесистый кривой меч небольших размеров хорошо подходил для пешего индивидуального боя. Поэтому он получил признание, в первую очередь, в средневековой Азии у лучников и моряков. Не пренебрегали таким оружием и европейцы. Так, например, английские лучники добивали сброшенных ранеными конями рыцарей фальчионами — короткими мечами с расширяющимся клинком, отличавшимися от азиатских аналогов только прямой рубящей кромкой. Фальчионом труднее было рубить, но удобнее колоть. На Руси такие мечи назывались тесаками.



СЕКРЕТЫ ДРЕВНИХ МАСТЕРОВ

Основными клиентами оружейных мастерских в средние века были всадники — тот, кто имел коня, мог позволить себе купить меч. А всаднику требовался клинок одновременно длинный, нетяжелый и хорошо приспособленный для рубящего удара. Ведь попытка нанести колющий удар в движении означала для конника, в лучшем случае, потерю оружия. В худшем — гарда ломала ему запястье.
До появления упругой стали прямой меч с “низким” балансом был наилучшим компромиссом. Но мечи из твердой стали выходили очень недолговечными и тупыми. Рубящую кромку было сложно заточить — она легко крошилась.
Сделать длинным, легким, прочным и острым можно только клинок из упругого материала, и древние металлурги настойчиво искали способ научить сталь пружинить. Но как, если расплавить железо в древних и средневековых печах было невозможно?
Более технологичный путь получения упругой стали, при котором не требовались ни какая-то особенная руда, ни графит, ни специальные печи, был найден в Китае во 2 веке нашей эры.
Железную заготовку расковывали в длину, складывали пополам, потом снова расковывали и складывали — так раз 30-40, пока хватит металла. А с каждой проковкой его оставалось все меньше. Раскаленное железо быстро окислялось. В итоге получалась заготовка, в которой чередовалось много слоев металла с высоким и низким содержанием углерода. Выкованный таким образом клинок всегда можно было узнать по красивому волнистому рисунку, проступавшему на лезвии после полировки.
По более прогрессивной технике, проковывался пучок заранее заготовленной проволоки или ленты с определенным содержанием углерода. Так тратилось значительно меньше времени и железа. Но и в этом случае вес готового изделия составлял всего 15% от веса заготовки.
Под названием “вуц” упругая китайская сталь успела прославиться даже в Риме. Европейцы познакомились с узорчатым железом во время Крестовых походов, и стали называть его “дамасской сталью” или просто “дамаском” — так как в 12-13 веках основным центром металлургии на Ближнем Востоке был сирийский город Дамаск.
В Иран, Сирию и Аравию технология производства дамаска проникла из Китая в 6-7 веках. Из Ирана дамаск попадал в Хазарию, а с 11 века сабли стали использоваться и на Руси. Русские называли такую сталь “красным” (красивым) железом или “булатом”. Настоящий булат был редок даже в Азии, и на Русь практически не попадал.


[attachmentid=42]После появления дамасских клинков кузнецы жесткие доспехи стали уступать место мягким. На Востоке вошли в моду шелковые халаты. Они давали воину отличную защиту и, в отличие от пеньковых кафтанов и войлочных бурок, совершенно не ограничивали подвижность.
Арабы стали надевать на шлемы тюрбаны — толстые жгуты из грубой крапивной ткани. К 17 веку тюрбан превратился в огромную шапку из множества слоев материи, набитую, к тому же, пенькой и ватой. Надевать под него железный шлем стало не нужно. Не только сабли, но и палицы оказались бессильными против такой брони. По мере распространения сабель кольчуги и кожаные панцири сменялись стегаными халатами и набитыми пенькой и конским волосом стрелецкими кафтанами.
На появление мягкой брони оружейники ответили ковкой клинков с микропилой. То есть ковать оружие начали так, чтобы волокна стали располагались под углом к рубящей кромке. Тогда на лезвие возникали неразличимые глазу, но очень опасные зубчики. Шелк бессмысленно рубить, но ничто не мешает его резать.
САБЛЯ ПРОТИВ МЕЧА
Для изготовления длинных и легких кривых мечей годилась только очень редкая в средние века упругая сталь. Булат и дамаск были вполне реальными аналогами фэнтезийных митрила и адамантита. Стоили они соответствующе.
Возможность уменьшить вес оружия втрое сделала смещение центра тяжести к гарде ненужным. Напротив, появлялись все основания сместить центр тяжести к острию, а сам клинок изогнуть для увеличения эффективности рубящего удара.
Радикальное улучшение качества материала позволило всадникам обзавестись легким рубящим оружием. Так появился скимитар — меч весом около 1-1.4 кг с изогнутым, расширяющимся к острию клинком, длиной 70-90 см.
Скимитары использовались не только кавалерией, но и пехотой. Еще в раннем средневековье в Китае появились двуручные скимитары весом 2.5-3.5 кг и клинками длиной 100-120 см. Предназначались они, как и положено двуручным мечам, для борьбы с кавалерией. Если быть точнее — с конями (арабы сносили такими двуручниками головы коням крестоносцев).
На Ближнем Востоке скимитары стали использоваться еще в 6-7 веках. Но даже в эпоху Крестовых походов такое оружие рассматривалось как драгоценность. Только в 14 веке скимитары и сабли стали главным оружием азиатской кавалерии. В 15 веке мечи были вытеснены саблями и на Руси, хотя металл для клинков ввозился в Московию по Волге из Ирана.
В Западную Европу азиатское оружие практически не попадало. Но уже в 16 веке европейцы начали ковать сабли из “английской” стали. А в 17 веке в Европе стал производиться и дамаск. Первыми освоили технику выковывания клинков из пучка проволоки мастера испанского города Толедо.
[attachmentid=43]

Сабли появились вскоре за скимитарами и постепенно вытеснили их. Совершенствование мастерства кузнецов позволило сделать клинок более узким и длинным. Кроме того, расширение было заменено “елманью” — утолщением вблизи острия. Выковать клинок с елманью было значительно сложнее, чем плоский. Зато равномерное по ширине лезвие сабли удобно было убирать в ножны.
Придумать удобные ножны для меча с расширяющимся клинком, действительно, было сложно. Короткие кривые мечи раннего средневековья носились без ножен — просто за поясом, как, например, топоры. Клинок из дамасской стали заткнуть за пояс было нельзя — он бы его просто перерезал.
Иногда для переноски скимитары снабжались собственными ремнями. Точнее — шелковыми лентами. Один конец ленты крепился к рукоятке, второй пропускался через проушину или кольцо в обухе. Но носить острый меч таким способом было не только неудобно, но и опасно.

Орудие заплечных дел
Кроме небольших боевых фальчионов, в средневековой Европе изредка встречались и более тяжелые мечи этого типаю Двуручные фальчионы весом 5-6 кг были оружием палачей. Иногда для еще большего смещения центра тяжести к острию в обух таких мечей вставлялся свинцовый груз или даже емкость с ртутью!
Но зачем палачу настолько мощное оружие? Неужели обычный двуручный меч не мог перерубить шею на плахе? Представьте себе, не мог!
Головы особ королевской крови считалось допустимым отрубать только мечом и только с одного удара. Когда в 16 веке в Англии возникла необходимость казнить Марию Стюарт, специалиста и инструмент пришлось выписывать из-за границы.

Шашка имела “высокий” баланс, и удар ею наносился резкий, от себя, что, конечно, было удобнее для всадника. Но затем клинок требовалось вести таким же скользящим движением, как катану. Это называется “рубить с оттяжкой”.
[attachmentid=44]

После перевооружения кавалерии саблями значительно легче стало и европейское защитное снаряжение. Рубящий удар фактически может обрушиться только на голову или плечи. Так что доспехи всадника быстро свелись к усиленному конским хвостом шлему и легким наплечникам из железа и шелковых шнуров — эполетам. Пехоте же не нужны были и эполеты. Даже драгунский конь имел не меньше 165 см в холке — ударить пехотинца всадник мог только по голове.
Как уже было сказано выше, азиатские оружейники умели изготавливать клинки с микропилой. Но им долго пришлось ломать голову над тем, как объединить эффективность режущего удара с простотой рубящего.
Результатом напряженного творческого поиска стало появление сабель и скимитаров с необычайно сильным изгибом клинка. Казалось бы, зачем сгибать клинок под углом 40-50 градусов? Таким оружием колоть будет невозможно, да и общая длина сабли уменьшится. Но средневековые мастера знали, что делают. Нелепые с виду сильноизогнутые сабли (в Европе они обычно назывались “турецкими”) оказались страшным оружием.
Такие сабли рубили и резали одновременно — так называемая оттяжка клинка при ударе производилась не неудобным движением к себе, а естественным движением руки вниз, с использованием инерции оружия. Но колоть турецкой саблей было, действительно, почти невозможно. Часто ее острие даже не затачивалось.
Чтобы наделить такой меч возможностью колющего удара, следовало совместить на одной линии рукоятку и острие, придав клинку двойной изгиб. S-образную форму, кстати, имели еще древнеегипетские бронзовые мечи кхопеши. В средние века мечи с двойным или даже обратным изгибом иногда ковались, но только турецкие оружейники сумели “довести идею до ума”. Так появилось самое мощное клинковое оружие — ятаган.
В литературе ятаганами иногда называют скимитары и сабли, а иногда это название закрепляется исключительно за кинжалами янычар. Это неправильно. Ятаганом можно называть только оружие с небольшим двойным изгибом. Длина клинка могла быть разная. У янычар ятаганы действительно были короткими, но кавалерийские образцы могли иметь клинки длиной до 90 см. Вес же ятаганов, независимо от их размеров, составлял, как минимум, 0.8 кг. При меньшем весе оружием становилось трудно рубить.
Ятаганом можно было колоть, рубить и резать. Причем рубящие удары наносились верхней частью клинка, а режущие нижней — вогнутой — частью. То есть резали ятаганом, как шашкой или катаной, поэтому гарды он не имел. Но была разница. На ятаган не требовалось наваливаться двумя руками, как на японский меч, его не надо было медленно вести, как шашку. Пешему бойцу достаточно было резко дернуть ятаган назад. Всадник же должен был его просто удерживать. Остальное, что называется, было делом техники. Вогнутый клинок “вгрызался” во врага сам. А чтобы ятаган не вырвался из руки, его рукоятка снабжалась ушами, плотно охватывающими кисть бойца сзади. У наиболее тяжелых образцов под обычной рукояткой располагался упор для второй руки.
О пробивной силе ятаганов достаточно сказать, что даже 50-сантиметровые кинжалы янычар пробивали рыцарские латы.




* * *
О достоинствах сабли лучше всего говорит тот факт, что все прочие виды холодного оружия с длинным клинком были вытеснены ею в честной конкурентной борьбе. В конце концов, сабле удалось одолеть даже ятаган.
В 60-х годах 19 века оружейники наконец-то научились плавить сталь. Вскоре появился ее особый сорт — “сабельная”. Новые клинки, за характерный оттенок блеска прозванные “селедками”, не уступали по качеству булатным — разваливали человека от плеча до пояса и разрубали стальные шлемы. Они могли производиться машинным способом, а следовательно, были дешевле и доступнее клинков ручной работы.
Для пеших воинов клинковое оружие всегда имело только вспомогательное значение. Лучшего же, чем сабля, оружия для всадника придумать было нельзя. Сабли сохранялись на вооружении кавалерии до тех пор, пока существовала сама кавалерия.
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #3 : Март 25, 2017, 21:33:19 »
Но у орков в Третью Эпоху скимитары.  
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #4 : Март 26, 2017, 19:38:03 »
Возможно, у тех подразделений, что направлялись против роханцев? И вообще против конницы - чтоб спешивать ее?  
То, что сейчас называется высшей школой верховой езды, когда-то было боевыми приемами в борьбе конного с пешим.
 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #5 : Март 26, 2017, 19:41:57 »
Цитировать
Возможно, у тех подразделений, что направлялись против роханцев? И вообще против конницы - чтоб спешивать ее?
Скимитары у мордорских орков и у орков Мории. Орки Сарумана вооружены прямыми мечами.  
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #6 : Апрель 03, 2017, 20:14:59 »
Гуляй-город как полевое укрепление.

В «Сильмариллионе» и «Властелине колец» постоянно упоминаются некие «волчьи всадники». Кем бы ни были животные Моргота и Саурона – точно, что не волками. Но указания на существование некоей конницы имеется.
С древнейших времен для защиты от атак конницы, а также и пехоты, строились полевые укрепления в виде стен, рвов, надолб, «ежовых грив» и прочего. Но это все предполье постоянной крепости. Для защиты войска в походе применялся так называемый гуляй-город.
Самое раннее упоминание такой боевой техники  есть у Прокопия Кесарийского со ссылкой на Феофилакта Симокатту. Некий славянский отряд, подвергшийся нападению римлян, составил повозки в круг, скрепив их.
В летописях широкое применение гуляй-города относится к восточным походам Ивана Грозного. Для защиты пехоты от легкой конницы в обозе имелись щиты из плах (половина бревна, расколотого вдоль). Данные щиты устанавливались на телеги летом или на сани зимой. При постановке лагеря повозки со щитами устанавливались по периметру, скреплялись скобами, перекладинами или цепями. Изнутри щиты дополнительно для устойчивости от нажима извне подпирались откосинами из вкопанных в землю кольев. Проемы между щитами служили бойницами для стрелков.
При выдвижении все элементы укрепления разбирались и снова грузились на повозки. Еще во время Северной войны за войском Петра Великого следовал обоз с «рогатками». И только создание отдельных «пионерных» подразделений освободило обозников от перевозки таких сооружений. Их стали делать непосредственно «на поле» перед постановкой лагеря.
[attachmentid=62]
Самый знаменитый в истории гуляй-город – вагенбург чешских гуситов. Хроники описывают повозки таборитов как большое и прочное сооружение на высоких колесах. Сдвинутые вряд или круг, они были надежной защитой от рыцарской конницы – такое массивное сооружение копьем не свалишь.
[attachmentid=63]
Главной же силой гуляй-города и вагенбурга были стрелки.
Табориты широко применяли огнестрельное оружие: волевые пушки и аркебузы. Причем огонь из легких пушек и ручного оружия можно было вести с самой повозки даже на ходу. Лошалей в таких случаях запрягали так, чтоб они не тянули повозку, а толкали ее, находясь под защитой ее стены. Потом в Чехословакии полусерьезно Ян Жижка считался изобретателем бронетранспортера.
В 15-16 веках огнестрельное оружие практически не превосходило по эффективной дальности хороший самострел. А хороший самострел мог пробить пластинчатый доспех с расстояния в 150 метров.
То есть повозка типа таборитской с расчетом арбалетчиков внутри может рассматриваться как средневековый БТР. А с рычажным затынным стрелометом – как танк.
[attachmentid=64]
В «Сильмариллионе» сказано, что когда Глаурунг первый раз выполз погулять, «эльфы закидали его стрелами». Какими стрелами и как, чтоб огнеплюйный змей не уничтожил стрелков – не указано.
В ходе битвы, именуемой Браголлах, Глаурунг добрался до Хелеворнского озера и заставил Карантира оставить свою крепость. Но почему он не отправился дальше на юг не указано.
Обрисованные выше инженерно-технические средства вполне могут сильно повредить дракону.

 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #7 : Апрель 24, 2017, 18:49:49 »
Лук Леголаса
В фильме Леголас бегает с длинным стержневым луком.

Стержневой лук

Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #8 : Апрель 24, 2017, 18:54:12 »
[attachmentid=91]
Составной лук.
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #9 : Апрель 24, 2017, 18:59:17 »
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #10 : Май 28, 2017, 22:56:10 »
Древние огнеметы.
Считается, что собственно «греческий огонь» был изобретён в 673 году инженером и архитектором Каллиником из завоёванного арабами сирийского Гелиополя (современный Баальбек в Ливане), который, по-видимому, сконструировал специальное метательное устройство — «сифон» — для метания зажигательной смеси. Каллиник бежал в Византию и там предложил свои услуги императору Константину IV в борьбе против арабов.
Но известно, что нефтью торговали еще во 2 тысячелетии до нашей эры. А применялась она для освещения, отопления, изготовления водонепроницаемых замазок, а также как лекарство от кожных болезней с 6 тысячелетия до н. э.
Есть также материальные свидетельства, что нефть использовали при обороне крепостей еще древние персы.
Установка с греческим огнём представляла собой медную трубу — сифон, через который с грохотом извергалась жидкая смесь. В качестве выталкивающей силы использовался сжатый воздух, или мехи наподобие кузнечных.
[attachmentid=195]
Предположительно, максимальная дальнобойность сифонов составляла 25—30 м, поэтому изначально греческий огонь использовался только во флоте, где представлял страшную угрозу медленным и неуклюжим деревянным кораблям того времени. Кроме того, по свидетельствам современников, греческий огонь ничем нельзя было потушить, поскольку он продолжал гореть даже на поверхности воды. Впервые сифоны с греческим огнём были установлены на византийских дромонах во время битвы при Киликии в  673 году.  [attachmentid=193]
В «Огненной книге» Марко Греко приводится такой состав греческого огня: «1 часть канифоли, 1 часть серы, 6 частей селитры в тонко измельченном виде растворить в льняном или лавровом масле, затем положить в трубу или в деревянный ствол и зажечь. Заряд тотчас летит в любом направлении и все уничтожает огнём». Следует отметить, что данный состав служил только для выброса огненной смеси, в которой использовался «неизвестный ингредиент».
В данном рецепте окислителем является селитра, канифоль служит загустителем. В качестве горючего употреблялись самые разные вещества вплоть до животного жира. Но нефть по современным экспериментам является самым эффективным горючим.
Сифон с греческим огнём устанавливался, как правило, на носу или корме корабля. Иногда огненную смесь забрасывали на вражеские корабли в бочках.
[attachmentid=197]
Существуют упоминания о том, что в результате неосторожного обращения с греческим огнём часто загорались и византийские корабли.
Сама служба при «грифоне» была очень рискованной. Малейшая неосторожность при заливке и запаливании смеси могла кончиться превращением в головешку.
Мизерная дальнобойность «пифонов» или «грифонов» сводила на нет  идею. Потому что зажигательные стрелы летели дальше, скорострельность команды лучников превышала скорострельность огнемета в сотни раз. А зажечь навесной стрельбой запасы горючего на чужом корабле несложно. Потому современные историки подозревают, что информация о блистательных победах огнеметных дромонов над флотами других народов – преувеличение или просто выдумки.
Зажигательные смеси, что характерно, применялись при обороне и осаде крепостей очень широко.
Простые выливные устройства были известны по всей Европе и Азии. При помощи метательных орудий противника забрасывали древнейшими гранатами. Это были глиняные узкогорлые горшки, наполненные зажигательной смесью. В горловину вставлялся фитиль, пропитанный той же смесью. При ударе о твердый предмет такой горшок разбивался, смесь разливалась и разбрызгивалась, вспыхивая от упавшего в лужу горящего фитиля.
Практически устройство принципиально не отличается от бутылки с бензином, применявшейся против фашистской бронетехники.
В схеме «пифона» предусмотрен орудийщик, поджигавший струю у дульного среза. Но есть сведения, что в частности войска эмира Тимура применяли огнеметы, снаряженные самовоспламеняющейся жидкостью. Она вспыхивала уже на мишени.
Современные реконструкторы добились такого эффекта, добавляя в смесь соединения фосфора. Тоже не удивительно. Ибо знаменитый «коктейль Молотова», правильно именуемый жидкостью КС тоже содержит фосфор.
Потому можно предположить, что морготов «огонь» в Дагор Браголлах был именно применением горючей и даже самовозгорающейся жидкости с помощью выливных устройств, а также «грифонов» на лафетах и метательных орудий с глиняными снарядами.
Имеются также данные, что существовали некие «мини-гифоны», применяемые с рук. Но сведений об их устройстве пока не найдело.
[attachmentid=196]
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Ursa Maior

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 20731
  • Репутация: 5266
  • Дружелюбный хищник
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #11 : Август 27, 2017, 17:44:00 »
Пятая битва - Битва бессчётных слёз

Я попытаюсь изложить наконец, как я вижу события, названные Пятой битвой – Нирнаэт Арноэдиад. Хочу сказать сразу, что получилось не так красиво, как бывало в других ситуациях. Если в Четвёртой стоило лишь изменить знаки – и сова села на глобус легко и изящно, то здесь всё как-то со скрипом и перекосом. Очень уж намутили те, кто записывал сказания, касаемые этой самой Битвы Бессчётных Слёз, или как её ещё там называют.

Начнём с того, что если смотреть на события с нашей колокольни, то есть признать, что Четвёртую битву начали эльфы, все эти планы Маэдроса выглядят довольно странно. Ну, не идиот же он, в самом деле! Один раз Финголфин пробовал штурмовать Ангбанд, и дело кончилось плохо. Где гарантия, что в этот раз не получится то же самое? Хоть тресни, хоть лопни, но, когда армия пересечёт Анфауглит, то, прежде чем она подготовится к штурму, будет период, когда она окажется в исключительно невыгодной позиции. Вот эта вот безжизненная пустыня между противниками здорово осложняет жизнь любой стороне, решившей напасть первой. Пока её пересечёшь – войско будет усталым и измотанным, снабжать его проблематично, и у противника оно как на ладони.

Эльфам вдобавок надо тащить осадные башни, какие-нибудь тараны и прочие стенобитные орудия, штурмовые лестницы, верёвки, крюки и так далее. А как ещё иначе штурмовать укреплённую крепость? Этот вот грандиозный план – Маэдрос марширует под развёрнутым флагом и выманивает на себя войско – это просто курам на смех. Пусть бы придумавший это сам помаршировал по выжженной пустыне километров 200-300. А Маэдросу предстояло даже больше. Опять же – выманить вражье войско... А если войско не выманится? Тогда как? Или выманится как-нибудь не так, и Фингон не сможет атаковать его с фланга? Или вывалится сразу в таком количестве, что, пока Фингон со своей командой прискачет, Маэдроса уже в капусту порубят? Как ни поверни – дурдом.

Но и Морготу идти первому в наступление не слишком уютно. Посмотрите на карту (всё та же карта на странице 1). От Ангбанда войскам надо наступать по расходящимся направлениям, веером. Хуже этого для наступления трудно что-либо придумать. Войско размазывается по местности, теряя компактность, либо между отдельными частями остаются довольно большие пустые промежутки. И опять же эта проклятая пустошь! Даже если удастся захватить Белерианд – попробуй его удержать! Вон уже брали его однажды – а результат? Как взяли, так и потеряли! Управлять войсками из крепости на таком расстоянии невозможно, координировать действия оккупационной армии – тоже, а выехать на театр военных действий Тёмному западло: пронюхают валар и свалятся на голову, когда он будет далеко от крепости.

Поэтому у Моргота было два выхода: либо добиваться от нолдор нейтралитета, пусть и вооружённого, либо покончить с ними одним ударом раз и по возможности навсегда. Судя по тому, что мы видим, он не считал свою армию готовой к этому. Пока – не считал. Однако, битва всё-таки случилась, и именно в этот момент. Что же всё-таки произошло?

Посмотрим, что нам говорит канон. Оставив в стороне песнопения о героизме Берена и Лютиэн, вычленим главное – Маэдрос что-то затевал. Не наступление – он уже понял, что атаковать Ангбанд бессмысленно. Тогда – что?
Перебрав множество возможных вариантов, я остановилась на таком: он решил спровоцировать Моргота на нападение. По принципу "уж лучше вы к нам". Конечно, многие сочли его идею дурацкой: тебе, мол, что – делать нечего? Сидит Тёмный за своим Тангородримом – и слава Эру! Зачем же нарываться? И будь Маэдрос обычным правителем обычного государства, он бы точно так же рассудил. Но Маэдросу (и его братьям) надо непременно достать Тёмного! Только как? Штурмом Ангбанд не взять. Сидеть и ждать, пока он сам нападёт? С одной стороны – это было бы лучше: обороняться всегда легче, чем наступать, воюешь не в чистом поле, а сидишь в собственных укреплениях, а дома и стены помогают. Со снабжением никаких проблем. Одно только "но": кто знает, сколько можно ждать наступления?! Мобилизованную армию долго в боевой готовности не удержишь – ей нужно воевать, иначе упадёт дисциплина. Да и накладно это - держать под ружьём столько народу просто так, в ожидании. А распусти войска – пока их соберёшь потом!

И остаётся только один вариант: вести оборонительную войну, но начаться она должна не тогда, когда супостат решит напасть, а в тот момент, который Маэдрос сам выбрал. Ведь если Моргот не нападает, значит, он к этому не готов? Вот и толкнуть его, пока он не подготовился, выманить из-за неприступных стен на просторы! А самим встретить вражье войско в полной боевой готовности и разработать на этот случай соответствующий план.

И Маэдросу это удалось! К огромному моему сожалению, я не знаю – как. Ну, нет в каноне ни малейшего намёка на то, как он дейстовал – или, скорее, действовал кто-то другой по его наущению. Вероятно, операция была настолько секретной, что не осталось никаких следов. Хотя идея у меня есть – и опять же каноном навеянная. Вам не бросалось в глаза, как упорно подчёркивается, что Моргот, мол наводнил Белерианд шпионами и теми, кого нынче принято называть "агентами влияния"? Текст прямо-таки кричит об этом! Такое впечатление, будто кто-то хочет заглушить этим криком тихий вопрос: а эльфы? Неужто, отловивши парочку агентов, не озадачились мыслью: а мы что же? Конечно, их задача была в разы сложнее. Но тем не менее, в Ангбанд проник некто (я понятия не имею, эльф или человек) и просто блестяще справился со своей задачей: организовал общественное мнение.

Тот кто читал про войну 1812-го года должен помнить такой момент: Кутузов видел, что Русская армия не готова к большому сражению, что незачем его, это сражение проводить, лучше дать Наполеону войти в Москву – и тогда Бонапарт сам себя победит. Армия его займётся грабежами и пьянками и потеряет боеспособность. Но на фельдмаршала давили: как, мы сдадим Москву без боя?! Сверху давили – был шанс, что снимут с командования, а другой полководец поведёт в смертоубийственную атаку, а "с потерей армии потеряна и Москва, и Россия". Но давили и снизу. На него смотрели тысячи простых солдат, они ждали от него сигнала к бою. Скомандуй он сейчас отступление – и дух армии непоправимо упадёт. И князь Михаил Илларионович выбрал место для боя: Бородино.
В схожей ситуации оказался и Моргот, разве что на него не давили сверху. Но снизу подпирало ощутимо. Он буквально чувствовал недовольство подчинённых, начиная от первых замов и заканчивая новобранцами: как это так?! Нас вышибли из Белерианда, нас выдавили с земель, которые мы завоёвывали собственной кровью – и ты это так оставишь? Да неужто ты испугался? Неужто, мы смиримся с поражением? Бродили слухи, шуршали сплетни, зрело разочарование – и в какой-то момент Тёмный почувствовал: ещё чуть-чуть, и его воинство перейдёт точку, после которой оно станет неуправляемым. Упадёт дисциплина, командование потеряет авторитет, и возвращатиь всё на круги своя придётся драконовыми методами, что отнюдь не способствует повышению сознательности в войсках. Даже долгожданный приказ к наступлению будет воспринят со скепсисом: наконец-то дозрели! Поэтому Моргот решил наступать сейчас, пока всего этого не произошло. Преодолевая внутреннее недовольство, он собрал все силы и начал.

Вероятнее всего, он так и не понял, что всё это было организованно намеренно. Полагаю, что тот, кто провернул эту блестящую операцию (возможно, это было даже не одно лицо), потом вернулся обратно, и смутные слухи о том, что кто-то был в Ангбанде и совершил беспримерный подвиг, послужили основой для бездарной легенды о сладкой парочке, проникшей в сердце тёмной цитадели.

Итак, Моргот выступил, но!
Случилось непредвиденное – в тылу у Маэдроса восстали истерлинги. Да, да, именно сейчас, накануне битвы, а не потом. Что и связало Маэдросу руки сразу же.
А вот Фингон дождался вражьих войск, как и было предусмотрено планом.

Прежде чем перейти непосредственно к разбору самой битвы, давайте откроем канон. Вот Моргот, узнавши про планы Маэдроса, решает их сорвать. Что он делает для этого? Он руками (точнее – языком) какого-то левого Ульдора удерживает Маэдроса от выступления, а сам гонит войска через Анфауглит нападать на Фингона. Причём, не все войска, заметим, а только какую-то часть, которую мигом опрокинули и погнали через Анфауглит обратно, а другая часть, довольно крутая, сидит в Ангбанде, но сидит там отнюдь не для охраны оного, потому что когда войска Нарготронда туда примчались, то в Ангбанде даже на воротах никто почти не стоял, а повылезли эти вояки из каких-то там особо крутых подземелий уже после того, как нолдор Морготу в спальню стучать стали. Наверное, если бы не гремели в двери, а тихо-культурно замок вскрыли, то Моргота под белы крылья взяли бы, и никто бы из его надёжной, вооружённой до зубов королевской охраны не почесался. Такой вот получается, согласно канону, был у Моргота план кампании. По степени идиотизма этот план может соперничать разве что с "Барбароссой". Второй, конечно, в этом смысле круче, но и морготовский тоже хорош – пробы ставить негде!

Ну, в самом деле! Моргот – в практически неприступной крепости. Его враги – позади своих укреплений. И вот он узнаёт, что они якобы собираются на него нападать. Ну, и флаг им в руки! Тем более, что они именно так наступать и собираются – под развёрнутыми флагами, с трубой и барабаном. Пусть нападают, пусть их войска покидают надёжные укрепления, выходят в чисто поле и выматываются в изнурительном походе через Анфауглит, таща на горбу всё, вплоть до последнего сухарая и колодезной верёвки. А мы их тут встретим свеженькими, заранее подготовленными армиями, имея при себе склады продовольствия, боеприпасы, госпиталя, мягкую постель и прочную стену. Вместо этого он удерживает Маэдроса на месте – то есть в его собственных укреплениях, затрудняя тем самым своим войскам задачу разгрома его армии! Как хотите, но будь Моргот и в самом деле таким идиотом, его самого разгромили бы давным-давно.

Потом эта вот беготня через Анфауглит. Как-то это всё хорошо годится для мультфильма, но не слишком – для описания реальной битвы. Вернее, совсем не годится. Орки, насколько я понимаю, подошли к Эйтель Сириону пешком. Эльфы были верхами, но прорывались к Ангбанду с боями. То есть не прорубили себе дорогу сквозь вражеские ряды и не рванули на вражью крепость, а гнали их перед собой, а те огрызались. Как это выглядело в реале – я представить не умею. И Моргот глазом не моргнул – а ему уже в ворота стучат. Там на глаз плюс лапоть около ста лиг – примерно 400 км. Вот просто так проскакать армией это расстояние за те три дня, что указаны в каноне, невозможно, а уж с боями – и подавно. Так что этот момент вообще отложим и начнём сначала.

Итак, как я уже имела честь сообщить народу, спровоцированный Моргот начинает Пятую битву. Начнём же рассмотрение её с востока.
Маэдрос почти сразу оказался между двух огней: в тылу подняли восстание истерлинги, а с севера подошли войска Моргота. Такая слаженность действий позволяет думать, что Улфанг был в сговоре с Морготом. Вряд ли этот сговор произошёл давно, скорее, Уфланг и сам ждал случая, чтобы избавиться от неудобного соседства нолдор. Так что известие о готовящемся нападении Моргота для него было просто даром судьбы. Конечно, в одиночку он ни за что не справился бы с объединённым войском братьев, да ещё и примкнувшими к ним людьми и гномами, но тут подоспели ангбандские войска, и Феанорингам пришлось биться на два фронта, а потом ещё засевший в восточных холмах отряд ударил с фланга – видимо, это был тот самый отряд, который якобы ушёл с поля боя.

У нас мало подробностей о битве Маэдроса, но можно только предполагать, как отчаянно плохо ему пришлось. Удар с тыла – это всегда очень болезненно для войска, ведь с тыла нет защиты, здесь только незначительная охрана, а все основные силы расположены на передовой, обращены в противоположную сторону, и развернуть их сюда практически невозможно, потому что они держат оборону от главного противника. В тылу находятся вспомогательные службы, боеприпасы, лазарет, кухни с запасами еды, а то и воды. Всё это мгновенно попало в руки предателей. Конечно, была эпоха холодного оружия, но всё-таки какое-то количество запасных щитов, копий, стрел, мечей имелся наверняка. А самое страшное – было нарушено сообщение между отдельными частями, братья потеряли возможность вести согласованные действия, потому что посыльные передвигаются вдоль линии фронта, позади своих войск, а там теперь тоже оказался враг.

Понятно, что, несмотря ни на что, Феаноринги и сами дрались, как черти, и их воины, глядя на своих командиров, не отставали (впрочем, я думаю, воины у братьев тоже были отчаянные головы – другие им не служили), и гномы были молодцами, но сражаться, когда тебя зажимают в клещи – дело безнадёжное. Тут надо либо драться до последнего и всем полечь, либо попытаться вырваться, пока не замкнулось кольцо окружения. Маэдрос принял это второе решение. Кое-как ухитрившись собрать остатки бойцов (он всё-таки молодец, старший Феаноринг! В том аду, который творился вокруг это было ой как нелегко!), он сумел вырваться из капкана и отступить на юг. Видимо, этот последний рывок стоил очень дорого, во время него полегло очень много бойцов.

Тут самое время завопить: мол, за что боролся, на то и напоролся! Сам Моргота спровоцировал, вот сидел бы тихо!.. Ну да, какое-то время получилось бы сидеть тихо. Но Моргот всё равно напал бы, рано или поздно. Зря, что ли, он драконов разводил? Ради удовольствия таких тварей держать не станешь – очень уж накладное получается это самое удовольствие. Так что собрал бы Тёмный силы и ударил – куда сильнее, чем в этот раз! Конечно, подойти незамеченным ему бы не удалось, но заметили бы его, когда он уже вышел бы за ворота Ангбанда. И на подготовку обороны, на сбор армии оставались бы считанные дни. И было бы всё ещё хуже, ещё страшнее. После такого удара, возможно, в Белерианде не осталось бы практически никого.

А на западе между тем разворачивались совсем другие события. Здесь описания подробнее, хотя местами сильно искажены.
Согласно плану, эльфы ждали подхода врага в укреплениях – для чего и была затеяна эта история с подбиванием Моргота на наступление: выманить его в чисто поле, а самим сидеть за стенами или естественными преградами.
Это адова работа – ждать подхода противника. Я не знаю, какой идиот написал, что вот Фингон ждал сигнала от Маэдроса, ждал увидеть тучу пыли, поднятую его войсками, но не увидел ничего. Как это ничего, когда он видел, да и все прочие видели пыль, поднятую войсками орков, подходящих из Ангбанда! И эта туча неуклонно приближалась, всё сильнее натягивая нервы.

И вот орки подходят, видят эльфийское войско на холмах и за укреплениями и начинают провоцировать его на бой. Вот тут я ни разу не понимаю, почему ворон ловят эльфийские лучники. Вот самое время проредить вражьи ряды! Позиция удобнейшая – орки внизу, стоят практически неподвижно. Может, был приказ начать стрелять, когда орки пойдут на приступ? Если так, то это не самый разумный ход. Лучше дать залп-другой прямо сейчас. А потом добавить. По движущейся мишени стрелять труднее. Но – не стреляли. Запишем это как промах Фингона. Но, кстати, вся эта сцена подтверждает: эльфы нападать не собирались. Задача орков была – втянуть Фингона в бой. Но, если, как утверждает канон, Фингон якобы сам должен был начать наступление – зачем его куда-то втягивать, зачем войска тащить за тридевять земель? Пусть идёт куда собирался, и там сам втянется, куда надо.

В каноне сказано, что это, мол, Хурин удерживал эльфов от нападения. Очень мило! Как вы себе это представляете? Вдоль растянувшихся на несколько километров оборонительных цепей бегает туда и сюда какой-то смертный и что-то такое там кричит? Бойцам Фингона он никто. И бойцам, подошедшим из Гондолина. Равно как и подошедшим из Нарготронда. У всех есть свои командиры, и слушаться они должны их, а не каждого, кто вздумает покомандовать. И я не думаю, что Фингон, который с Морготом воевал, когда не то что Хурина, а его пра-прадедушек в проекте не было, хуже знает привычки Врага и его приёмы. Так что советы Хурина – это опять на совести Идриль, а на самом деле у Фингона и без того была ясная и чёткая задача: на провокации не поддаваться, вынудить орков к штурму. Однако, запомним слова, которые произносил якобы Хурин - они нам ещё пригодятся в дальнейшем.

Далее происходит сцена под названием "С такими союзниками враги без надобности, или Услужливый дурак опаснее врага". Вот орки вытаскивают на всеобщее обозрение некоего Гелмира, захваченного в плен ещё во время Огненной битвы и начинают его показательно четвертовать. Конечно, это было очень предусмотрительно – тащить с собой в столь дальний путь по бездорожью пленников для такой вот цели, и выглядит это, разумеется, изуверски. Но вот что странно - такое впечатление, что луков у эльфов вообще не было, потому что когда орки начинают это показательное деяние, никто не выпустил стрелу и этого самого пленника не убил. Ещё более странно, что этим самым первым попавшимся пленником (одним из многих!) оказался именно брат Гвиндора, который возглавлял отряд, пришедший из Нарготронда. Ну, ладно, запишем это в совпадения. Такое вот крутое совпадение, которое сыграло на руку Морготу так круто, как никто и не рассчитывал. Гвиндор не выдержал такого зрелища и рванул на мучителей брата, а за ним – его люди. Конечно, многие скажут: ах, разве он мог смотреть на это равнодушно! Отвечу: смотреть он мог как угодно, а поступать так не имел права. Он на войну шёл, а не на личные разборки. Тут сыграла роль мотивация его решения пойти на войну.  Гвиндор шёл не воевать с врагом, он шёл мстить за брата, и вот ему представился, как ему показалось, шанс. Внешние обстоятельства как нельзя лучше совпали с его мотивацией. И он рванул, очертя голову, не думая ни секунды, что тем самым льёт воду на мельницу врага. Гвиндор – не мальчик и не нервная барышня, он – боец, во всяком случае – считает себя таковым, раз встал во главе отряда. Он не мог не понимать, что орки ждут именно такой реакции со стороны эльфов, а раз так – ни в коем случае нельзя оправдывать их ожидания. На что он рассчитывал, рванув коня вперёд? Что всех раскидает, всех перебьёт? Один или вот со своим отрядом? Или ни на что не рассчитывал, а потерял голову? Ну, потому я так и назвала данный эпизод – см. выше.

Как развивались события далее – возможны два варианта:
Вариант А.
Отряд воинов Нарготронда врубился в орочьи шеренги и, конные среди пеших, довольно быстро углубились в гущу вражеских войск. Но тот, кто норовит всё время наступать, рискует оказаться в окружении, ибо очень быстро оказывается с трёх сторон окружён врагами. Стоит только замкнуть кольцо – и наступавшие оказываются отрезанными от основных сил. Вряд ли отряд из Нарготронда был чересчур велик, а вот цепь наступавющих орков растянулась на несколько километров. Такое численное преимущество врага сводило на нет преимущество конного перед пешими – орки просто тупо брали числом, нападали сзади, убивали коней и было понятно, что вскоре нарготрондский отряд перебьют весь. Пока этого не случилось, Фингон дал сигнал к наступлению прочей армии. Возможно, это тоже было его ошибкой, но на принятие решения у него были считанные минуты, и вдобавок вот это созерцание со стороны, как уничтожают на глазах соотечественников, пришедших помочь, без сомнения, ужасно сказалось бы на духе прочей армии.

Вариант В.

В принципе – то же самое, но Фингон совершенно непроизвольно сделал жест, который был принят за сигнал к атаке (тут ещё и те самые натянутые нервы сыграли роль). И нолдор рванули вслед за нарготрондцами.

Для исхода, в принципе, не важно, какой из этих двух вариантов произошёл на самом деле, важно, что план Моргота – выманить эльфов за линию укреплений - осуществился, а план Маэдроса – вести оборонительные действия – был окончательно сорван. Битва продолжалась уже на равнине.

Теперь я подхожу к самому спорному моменту всей этой путаницы, которая нагромождена вокруг Пятой битвы. Здесь я буду прямо по пунктам, сразу же снабжая своими комментариями, иначе запутаемся совсем.

Итак,
1. Гвиндор вскочил на коня, и многие последовали за ним, и атака была столь стремитальной, что прежде, чем Моргот послал подкрепление западной части войск...

Слушайте, Моргот воюет 600 лет. Неужели, за такой срок он не уяснил основных законов стратегии? Ведь по сути своей они просты.В частности - если ты задумал ударить первым, то удар нужно наносить с максимальной силой. Впрочем, это не только войны касается, но и обыкновенной драки тоже. Противнику надо наносить максимальный урон в первые же мгновения боя, а потом уже добивать. Поэтому в наступление надо пускать наиболее сильное войско, чтобы удар был нанесён наверняка, а потом уже, по мере надобности, вводить в бой резервы. Только резервы эти должны быть где-то не слишком далеко. Что это за подкрепление такое, что авангард уже разгромлен, а они ещё незнамо где собираются? И почему Моргот послал сюда так мало войска? Где балроги, где драконы? Почему они до сих пор в Ангбанде прохлаждаются? Им самое место вот здесь! Однако Моргот почему-то прислал сюда незначительную часть орков, а когда их практически разбили, спохватился, что у него же ещё там что-то есть!

2. Про скачки через Анфауглиф я уже говорила: впечатление такое, будто до него километра два. Вот глазом никто не моргнул – а стяги Фингона заполоскали у стен Ангнбанда!

3. Гвиндор и эльфы Нарготронда прорвались через врата и перебили стражу.

Я так полагаю, что у Ангбандла были нормальные крепостные ворота, а не садовая калитка какая-нибудь! И вот подскакали к ним эти лихие рубаки с мечами, копьями и что там было у них ещё. И? Дальше что? На "раз-два-три!" с разбегу всей толпой на ворота кидались? А в охране такие лохи сидели, что сверху стрелами не пуляли, кипяток и смолу не лили и за подмогой не послали?

4. После того, как ворота снесли напрочь, бой завязался на ступеньках Ангбанда, и Моргот затрепетал, когда стали ломать его дверь.

Тут даже не знаешь, с какого края и заходить. Странная архитектура в этом Ангбанде, право слово! Вот как в ворота зашёл – тут же и ступени морготова дворца, а как на ступени поднялся, тут же рядышком и дверь его покоев.
И вот эти самые эльфы Нарготронда, которые только что смахнули крепостные ворота, словно картонные, вдруг долго и упорно ломают какую-то дверь внутренних покоев. Да они должны были пройти сквозь неё, не заметив, что она тут была!
И чего это Моргот трясся, если знал, что у него полным-полна коробочка войск? Счас вот вылезут из каких-то тайных убежищ и незваных гостей прогонят.
Только объясните мне кто-нибудь: от кого они в Ангбанде прячутся? Зачем внутри собственной крепости ещё в какие-то подземные ходы забираться? И почему они оттуда раньше не вылезли – вот когда ворота ломали?

5. Но все они попали в западню и погибли, кроме Гвиндора, которого взяли живым.

Неслабая такая получается западня: вот это самое воинство, которое всех расшвыряло и всех через себя перебросило вмиг полегло до последнего человека. А Фингон, чьи знамёна уже полоскались у стен Ангбанда, не мог прийти на помощь.

6. Из множества тайных щелей Тангородрима выслал Моргот свои главные силы, которые прежде, выжидая, скрывал.

Тут не просто вопрошать, тут прямо-таки в голос вопить хочется: ЧТО он выжидал и ОТ КОГО он их скрывал???!!! Он действительно ждал, что эльфы прибегут ломать его дверь? Ну, и ждал бы, а зачем войска за тридевять земель гонять было? Сами бы пришли (если по канону). А если решил таки нападать на эльфов в их укреплениях, то от кого тут, в Тангородриме, прятать войска?

Далее я пока погожу лезть, надо разобраться с тем, что уже имеется. Вот этот весь дурдом, что тут описан, вот этот бред напившейся сивой кобылы в полнолуние свидетельствуют только об одном: всё это написано задним числом, написано человеком (эльфом, гномом, чёртом с рогами), который о битвах вообще и об этой в частности понятия не имел и материал собирал по слухам, легендам, анекдотам, а возможно, что и тостам.

Давайте всё-таки попробуем отделить овец от козлищ, злаки от плевел, а бред от здравого смысла.
Итак, вернёмся снова к тому самому моменту, где Гвиндор, ослеплённый местью, рвёт коня с места и кидается очертя голову на врага. Я ещё раз посмотрела: у ангбандцев были всадники. Не думаю, что прямо все свои бессчётные рати Моргот посадил на лошадей, но к Эйтель Сириону подошёл отряд всадников.
Немножко об этом отряде. Я полагаю, что Моргот всё же не идиот и хотя бы на тройку, но тактику-стратегию за эти 600 лет освоил. Согласно его замыслу, Маэдрос должен быть связан восставшими у него в тылу истерлингами, поэтому против Феанорингов были брошены не основные силы, а меньшая часть войска. Хотя наверняка был оставлен какой-то резерв на случай непредвиденного развития событий. А основная армия пошла на запад. И вот тут надо вспомнить те самые слова, приписываемые Хурину: сила Моргота всегда была бОльшей, нежели казалась, а цель – иной, нежели он явно демонстрировал. Наверняка эти слова после битвы говорили неоднократно уцелевшие в ней воины, вот они (слова) и достигли ушей пишущего легенду. Потому что так и было в тот раз. Вспомним ещё раз Фингона, который смотрел на Анфауглиф и ничего не видел. Товарищи, он ничего не видел из-за тучи пыли, поднятой орочьим войском. И под прикрытием этой тучи бОльшая часть войска отстала и отошла в стороны от основного маршрута, скрываясь за складками местности. А меньшая, хотя и довольно внушительная часть подошла к Эйтель Сириону и затеяла там представление с целью выманить нолдор на равнину.

Когда Гвиндор с нарготрондцами рванули на врага, агнбандцы, не принимая боя, попросту расступились перед несущимися эльфийскими всадниками, а часть резко подалась назад, заманивая недалёких тыловиков вглубь своего расположения. Всё это видел с холма Фингон и понимал, что сейчас произойдёт: вот эти расступившиеся войска сомкнутся обратно, и Гвиндор со своим отрядом окажется в окружении. И если бы это видел один только Фингон! Но на это смотрела вся его армия. С точки зрения здравого смысла, следовало оставаться на месте и, зубы сцепив, смотреть, как их в капусту рубят. Потерять отряд Нарготронда, но сохранить выгодную позицию для дальнейшего боя, потому что выбор: либо порубят этих, а прочие останутся пока недоступны и невредимы, и всё-таки вынудим врага нападать, когда мы на удобных позициях, либо кинуться на помощь - и тогда рубить начнут уже всех! Но толпа и здравый смысл – понятия не совместимые. Люди, когда их много, теряют свой индивидуальный разум, и ими начинают править общие эмоции. Я представляю, как Фингон кожей, нервами ощущал пронзающее пространство напряжение, этот общий порыв: рвануть туда, в гущу врагов, за своими союзниками! И никто не думает, что будет потом, что из этого благородного порыва получится! И недоумение, чуть ли не презрение в адрес короля: что ты стоишь?! Давай! Ещё раз скажу: я не знаю, отдал ли Фингон этот приказ или в такой ситуации любойего жест был принят за команду. И эльфийская конница хлынула с холмов...

Поначалу всё шло, как по маслу. Орочье войско дрогнуло и начало отступать. Сначала медленно пятиться, а потом всё быстрее и быстрее, вздымая новые тучи пыли, и возбуждённые погоней эльфы гнали и гнали их через Анфауглиф... пока не миновали то место, где прятались основные силы морготовской армии. Внезапно раздался резкий звук сигнального рога (ну, не только же эльфам в трубы трубить!), и из-за ближних холмов слева и справа лавиной хлынули всадники. Их было много – гораздо больше, чем подходило к Эйтель Сириону. А те, кого до сих пор преследовали, развернулись и тоже двинулись в атаку. Вот тут и закипела Нирнаэт Арноэдиад! Не под стенами Ангбанда, до которого ещё было очень далеко, и не на четвёртый день. Впрочем, быть может, началом войны считают нападение на Феанорингов, а это могло случиться и раньше. Никто не гнал орочье войско до стен Ангбанда, никто не ломал крепостных ворот и не реяли знамёна нолдор возле стен вражеской крепости. Точнее, знамёна там реяли, но не сейчас, а в прошлый раз, в Четвёртую битву. Память о том, что нолдор стояли у стен морготовской крепости, была ещё слишком жива, когда писалась легенда, поэтому и вписали в Пятую битву отголоски событий Четвёртой, сильно изменив их и приукрасив.

Слишком хитроумен был замысел Маэдроса, да к тому же он не слишком его афишировал, вот и получилось, что он оказался недоступен для понимания людям, далёким от военного искусства. А такие, судя по всему, и писали историю Нирнаэт. Рассуждения их просты, как грабли. Замышлял что-то Маэдрос? Замышлял. А что можно замышлять, как не нападение? Значит, замышлял нападение, так и запишем. Вот и записали. И далее писали, больше подчиняясь буйной фантазии и стремлению показать как можно более эффектных сцен и героизма, нежели здравому смыслу.
Не было там никаких эффектных сцен, ребята. Бойня была, кровавая и дикая, когда Фингон со своими людьми и остатки нарготрондцев, окружённые со всех сторон, видели уже для себя только один выход – как можно дороже продать свою жизнь. Какие уж там ворота Ангбанда... Героизм там, конечно, был. Но не такой лакированно-показушный, когда два брата-короля встретились посреди битвы. Суровый был героизм, молчаливый. Страшный.

Единственная была у Фингона надежда – это попытаться прорубиться сквозь врагов и отступить обратно, и медленно пятился он, пытаясь вернуться к своим укреплениям, чтобы зацепиться за них.
Ещё один совершенно малопонятный момент - это с приходом Тургона на поле боя, когда Фингону пришлось уже совсем туго. Я понимаю, это очень красиво и пафосно, когда один бьётся из последних сил, и надежды уже нет - и вдруг под пение труб приходит спаситель, упавшие духом и обессилевшие воодушевляются новой надеждой, и сообща на "ура" выносят врага ко всем чертям.
Но если смотреть на вещи трезво, то получается совершенно не красиво. Потому что если войско двинулось в атаку, оно должно двигаться всей своей мощью, всей ударной силой. На месте остаётся только заранее выделенный резерв. Удар должен смести врага, ошеломить его и не дать возможности построить оборону или оклематься и нанести ответный удар. И ни в коем случае нельзя кинуть на мощного противника часть сил, а потом, когда эту часть практически разбили, присылать подмогу. В связи с этим вопрос: а где был Тургон до этого? Почему он не участвовал в атаке вместе с Фингоном?
Нам отвечают, что он и его войско охраняли Сирионский проход, и Тургон "удерживал войско от опрометчивой атаки".
Но позвольте! Тургон вроде бы пришёл к Эйтель Сириону, и его войско встретилось с войском Фингона. После этого два военачальника должны были решить, как они станут воевать: либо Фингон, как верховный король, объединяет все войска под своё руководство и осуществляет единоначалие, и тогда Тургон выполняет его приказы, либо Тургон действует самостоятельно, но они договариваются о том, как им координировать свои действия. Тут же полное впечатление, что каждый воюет сам по себе, как ему в ум взбредёт. И как вообще Тургон мог оказаться в Сирионском проходе?
Правильно заданный вопрос - половина ответа. Я пользуюсь случаем, чтобы выразить благодарность Кроки за вопрос, заданный на старом Перекрёстке: от кого и зачем Тургон охранял этот проход?
Казалось бы – ну, что особенного, всего половина строчки, банальный, в общем-то, вопрос, но! Как говорится, вдвое даёт тот, кто даёт вовремя.
У меня никак не сходился пасьянс, но после того, как я мысленно ответила на этот вопрос: не от кого и незачем! - очередная сова села на глобус сама. Тургон попросту бежал с поля боя. Когда увидел, что нарготрондцы рванули на врага, он понял, что произойдёт дальше и, удержав своих воинов от атаки, скомандовал отступление. Именно так он и оказался в Сирионском проходе.

Мне могут указать на противоречие: мол, только что утверждала, что следовало выжидать, а не атаковать. Да, следовало. Но - всем. А раз уж большая часть войска пошла в атаку, то рассуждать было поздно, надо было собраться и выжать из сложившейся бездарной ситуации всё возможное. Но делать это было необходимо всем скопом, сообща. Тургон не мог, не должен, не имел права удерживать своих людей. У него, как утверждает канон, было 10 000 воинов! Нам не озвучили количество войск Моргота, но наверняка не столько, чтобы эти 10 000 казались каплей в море. Это была ударная, весомая сила. И вот эта сила в момент первого удара, когда требуется вся мощь, покидает поле боя. Да, именно – покидает. Глянем на карту – где Эйтель Сирион, а где этот самый проход...
Но не все в армии Тургона были такими шкурниками и трусами, как их король. Мы знаем как минимум двоих, кто мог бросить ему такое обвинение в лицо: Глорфиндель и Эктелион. Полагаю, их было значительно больше. Я не знаю, устыдили они этого горе-вояку или пригрозили, что свергнут его прямо здесь и сейчас, а сами поведут войско туда, где другие нолдор бьются с общим врагом, но войско в конце концов повернуло обратно и подоспело в тот момент, когда Фингону приходилось совсем туго. Наверное, у Тургона хватило всё-таки здравого смысла не сидеть сиднем в своём Гондолине и время от времени всё-таки тренировать свою армию, иначе её тут же бы и покрошили в мелкий винегрет. А так соединёнными усилиями эльфы продержались ещё какое-то время.

Теперь – о Маэдросе. Логика подсказывает, что очутиться в этой части Анфауглита он не мог. Даже если бы события развивались, как описаны в каноне. Ну, дошёл бы он до ворот Ангбанда – и? Фингона нет, никого нет – и что прикажете делать? Идти ему навстречу? Так Фингон, согласно договору, должен был двигаться на север. И вообще, после того, как Маэдроса канонически задержали, весь смысл этого "гениального" замысла рушился даже без нападения на Фингона. Но даже если Маэдрос сердцем почуял, что где-то там, за западным горизонтом кипит битва, давайте ещё раз возьмём карту и подсчитаем, сколько времени его армии (с обозами!) пришлось бы находиться в пути. Они, кстати, только что закончили один долгий переход... Нет, как ни крути, но даже и при каноническом развитии событий Маэдрос не мог поспеть в указанное время. А согласно моей версии, он не мог там оказаться и чисто физически.
Но тогда почему же легенды гласят, что он там был? Этому есть причина, она проста и, я бы сказала, нечистоплотна. При анализе любой битвы возникают два вопроса: могло ли быть иначе, и, если да, то кто или что этому помешало. В каноне чётко написано: да, могло быть иначе, чуть ли не победу вот могли бы отпраздновать, если бы не предательство людей... Другими словами: мы пахали-пахали, а всё испортили Феаноринги, которые не умеют союзников выбирать! Вот если бы не это – ух, тогда бы мы этот Ангбанд по камушку разобрали бы!
Позвольте этому не поверить!
Да, предательство Ульфанга было тяжелейшим ударом в спину – но на восточной стороне! Маэдрос и его люди, а так же гномы сражались отчаянно, удерживая напавшие на них Ангбандские войска здесь, на востоке, не пуская их на запад. Здесь же был Глаурунг – видимо, Моргот уже хорошо знал, с кем имеет дело, и, хотя Маэдрос с войском и союзниками оказался окружённым с трёх сторон, Тёмный Властелин решил, что этого недостаточно, и нужно ещё и дракона послать для усиления.

А что же на западе? Если Феанорингов вместе с предавшими их людьми здесь не было, то что мешало военачальникам запада одержать ту самую великую победу? Одну причину мы уже знаем: Ородрет не дал войска, вместо этого пришёл отряд добровольцев, не желающий подчиняться общей дисциплине и втянувший армию Фингона в сражение на невыгодных условиях.
А ещё им помешало предательство. Но не то самое, другое.
Маэдрос, конечно, совершил ошибку. Но расплачивался за неё он сам, не подставляя при этом союзников на западе. Западные сами сели в лужу, им для этого предательства людей не потребовалось, хватило эльфийского. А как ещё прикажете называть поведение Тургона? Вначале рванул с поля боя, бросив Фингона на произвол - это не моя придумка, в каноне ясным языком написано, что Тургона не было на поле боя на раннем этапе битвы, только его отсутствие стыдливо прикрыто фиговым листиком, о котором был разговор выше. А потом он рванул уже окончательно, бросив людей-союзников на произвол и удостоив их высокой чести прикрывать его бегство. И крики Хурина "Вспомни топи Сереха!" - имеют совсем другой смысл, нежели нам хотят показать те, кто явно подчищал записи об этой битве. Не говорил он:"Уходи, повелитель, пока не поздно!" Не идиот же Хурин совсем – вот так за здорово живёшь отправить с поля боя несколько тысяч бойцов. Скорее, слова его носили тут совершенно противоположный смысл.
Но не могли же потомки Тургона оставить в летописи описание его позорного поведения в начале и трусливого бегства в конце! Для того и понадобился Маэдрос - обозначить его присутствие там, где быть его не могло, и списать причину всеобщего разгрома на предательство Ульфанга, хотя оно было причиной лишь разгрома восточной части эльфийских войск, а здесь, н азападе всё действительно могло быть иначе.
На Феанорингов навешано много собак, и им приписано много разваленных часовен. Но вот этот финт с Пятой Битвой, на мой взгляд, самый подлый из всех.

Подведём же некоторый итог. Итак:
1. Замысел Маэдроса был: спровоцировать Моргота н анападение прямо сейчас, когда он не считает себя готовым к новой войне, и заставить его воевать на невыгодных для него условиях, а именно – атаковать эльфийские укрепления.

2. Замысел этот вполне удался в самом начале, но далее был сорван на востоке – предетельством людей, на западе – недисциплинированностью нарготрондского отряда и – увы – непригодностью Фингона в качестве военачальника.
Поначалу мне виделась какая-то неслучайность в том, что орки показательно казнили именно брата Гвиндора, но теперь я понимаю, что не в этом дело. Даже если бы это был не его брат, а кто-то другой, Гвиндор поступил бы так же. Да, возможно, этот несчастный и не был его братом, а Гвиндору только так показалось.
А Фингон... Всем хорош Фингон, но тактик он неважный. Когда орки подошли на расстояние выстрела, надо было стрелять. И в орочьи ряды было бы внесено смятение, не до показательных выступлений стало бы, и численность врагов поубавилась бы, и бойцы его были бы заняты, не было бы того дикого напряжения, которое и сорвало их с места, понесло на равнину.

3. Тургон, приведя на битву многочисленный отряд (не знаю, насколько можно верить числу 10 000, но ясно, что отряд был немаленький), в самом начале битвы рванул обратно, через Сирионский проход, но позже по какой-то причине вернулся и даже оказал некоторую помощь. Во всяком случае, без его вмешательства Фингон и его люди/эльфы полегли бы гораздо раньше. Однако, будучи прижатым вместе с отрядом Хурина к Топям Сереха, Тургон бежал уже окончательно, бросив Хурина на произвол судьбы.

4. На востоке зажатые в клещи Феаноринги сумели вырваться из незамкнутого кольца окружения и отступить на юг. Тут следует отдать дань мужеству и стойкости гномов, которые в этом сражении проявили себя с самой хорошей стороны.

Таким образом, Пятая битва, Битва Бессчётных Слёз, была проиграна, армия нолдор – разбита. Причиной этому принято называть предательство Ульфанга. Я значительно расширю список виновных, внеся в него ещё три имени: Тингол и Ородрет, не принявшие в ней участия, а значит – лишившие армию нолдор значительного количества бойцов, а так же Тургон, сбежавший с поля боя дважды. Гвиндора я не называю по той причине, что, если бы Ородрет выставил бОльшую армию, то командовал ею, очевидно, кто-то другой.

Странно, но именно Тингол и Тургон – одни из самых благостных и правильных персонажей с точки зрения Профессора.
Таинству Вселенной не причинит ущерба наше проникновение в какие-то её секреты. (Р. Фейнман)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #12 : Сентябрь 01, 2017, 18:31:31 »
В порядке версии

Соображения по «Трактату о Нирнаэт».
1.   Меня все время удивляло представление о равнине от Тангородрима до Дортониона как о выжженной пустыне. Допустим, во время Браголлах там действительно все было выжжено. Но находится эта территория в полосе умеренно-холодного климата, да еще загорожена с севера горами. И за прошедшие между битвами десятилетия она должна превратиться снова в травянистую степь с болотцами и кустарниками.  Не асфальтировал же ее Моргот в самом деле! Лавовые поля на Курилах очень быстро зарастают бурьянами, а через десяток лет – уже молодым лесом.
2.   Необходимость именно заставить противника атаковать первым действительно вызвана существованием этого грандиозного предполья под названием Анфауглит. Безлесная равнина, чтобы построить полевые укрепления, придется тащить все с собой. Конечно, додуматься до «гуляй-города» нолдор вполне могли. Но для его транспортировки нужно множество животных. А их надо кормить – хотя бы пасти. И в панику они легко впадают. Даже у боевого коня в табуне обязательно возобладают первичные инстинкты. Гораздо выгоднее встретить врага на укрепрайонах, тем более, что граница восстановлена.
3.   Насчет агентурной операции по дезинформации противника. Все эльфы врагу подозрительны. Гномы, видимо, вообще казались ему отвратительно злобными и не поддающимися обработке – пролетариат крупного промышленного производства! В войнах Белерианда даже в каноне нигде не сквозит, чтоб гномы были за Моргота. Зато к людям, особенно вастакам, отношение пренебрежительное: чурки из Чуркистана, тупые, как коленки, ложку в ухо суют и ведутся на стеклянные бусы.
Традиционное предпочтение рабынь перед рабами, как более смирных. Особенно рабынь, не взятых с боя, а купленных. Так сказать, товар проверенный.
Маэдрос через свое КГБ делает запутанный ход. Комплектует из племени Бора небольшую группу с преобладанием женщин, переправляет Карантиру.
Полагаю, что не все в племени Ульдора оказались махновцами.  У кочевников всегда есть трения между родами. Кто-то мог и послать племенного вождя, решив отколоться и стать независимыми. Отколовшиеся вожди обычно молоды и добывают себе авторитет подвигами.
Молодому вождю предлагается продать тайно в Ангбанд группу рабов. Поскольку тот проникся идеями Первого дома, получает информацию, что на самом деле это группа дальней разведки. Полностью план операции до него не доводят, конечно. Только факт, что эти люди войдут во вражеские земли, а потом вернутся – кто сможет. Идут, например, за скальпами разных больдогов, дабы исполнить долг мести за родных. Такой долг священен и не вызывает никаких вопросов во все эпохи.
4.   Тут возникает вопрос, как переправить группу, не вызывая подозрений у противника.
Ульдор должен был вести переговоры с агентами Моргота уже в Белерианде – иначе как бы его держали оттуда под контролем. Но если бы шашни эти стали известны верному вождю – стали бы известны и Карантиру, он бы принял превентивные меры. Но вот за хребтом, в Эриадоре, любые контакты возможны. Да и откуда поступали бы в Ангбанд рабы во время осады, кроме как с востока?
Вастаки пришли недавно, на востоке у них наверняка остались родичи. И дороги им знакомы.
Так что вождь отряжает своих тургаудов переправить группу за горы и там продать работорговцу. Стражники в курсе, что это за рабы, но и сами прониклись, и принесли клятву «землей и водой».
Дальше все просто: не надо резать штурмбанфюреров, ставить телефугасы или переснимать секретные карты. Только работать языком. Тупые степняки и еще более тупые степнячки никак не вызовут подозрения. Самый большой риск – получить оплеуху за болтовню.
Тут надо еще уточнить один момент. У кочевых пастухов всегда переизбыток молодежи. Пасти отару в две сотни голов может подросток с тремя-четырьмя собаками. Это не тяжелый труд земледельца. Доить умеют и мужчины, обработкой продукции заняты семейные женщины. Незанятая мужская, да и женская молодежь в основном охотится. Задруги парней и девушек – охотников и воинов – были и у скифов, и у сарматов. Тому доказательство – захоронения женщин с оружием. Причем с дорогостоящими доспехами и мечами. Отсюда и пошли легенды об кентаврах и амазонках.
Так что маэдросова агентура вполне может состоять из таких «волков и волчиц», отправившихся за славой и скальпами. Побазарив достаточно, скажем, заметив, что их деза пошла по языкам не только рабов, но и стражи, отправляются обратно. Какой дорогой – сказать трудно. Вряд ли через Ард-Гален – рабов до внешней линии укреплений обычно не допускают. Сперва на восток, потом на юг. Поскольку воины-профессионалы, кому-то удается добраться до своих. Иначе откуда бы Маэдрос узнал, что его операция достигла цели.
Кто не сумел выбраться, погиб, но не проговорился. Да и вряд ли морготово гестапо заподозрит чурок в более сложных планах, чем просто удрать.
5.   Положение у Морготища. Мнение орков значение имеет. Потому как разбежаться мелкими группами они тоже вполне способны. Орки в ВК в присутствии хоббитов строят похожие планы – мотануть из Мордора и зажить привольно.
Но главное – до него доходят сведения, что нолдор опять что-то готовят. Что конкретно, узнать невозможно. Ведь это чурки и чуркини  болтают про неисчислимую конницу, про дымящие кузни, про подходящие с востока новые войска.  А считать эти чурки могут чуть лучше Саурона. Тот только до одного (см. историю с волками, которых Хуан душил по очереди). А для чурок после дюжины уже идет «множество».
Но главное Моргот видит и сам – граница восстановлена! Операции «Альквалондэ» и «Лосгар» потеряли убедительность. Ведь и поджог рейхстага не имел никакого значения после Сталинграда. Операция «Берен» практически не принесла дивидендов. Бессмысленная атака на Ангбанд не состоялась усилиями Келегорма и Куруфина. Война с синдар не началась. Надо что-то делать! Задумывает операцию «Цитадель».
А где у него нависающий выступ фронта? Правильно – Химринг! Стимулирует Ульдора. Но Карантир снесет махновцев, если те выступят раньше времени. Нужна масштабная войсковая операция, чтобы покончить со всеми или хотя бы разметать надолго!
6.   О сражении на востоке данных совсем мало. О напряженности говорит указанный в каноне факт, что все Феанарионы были ранены. А раз враг добрался до командиров – рубка шла отчаянная. Известно, что король Белегоста пропрол брюхо Глаурунгу. Кеннинг конунга или ярла звучит «ставший в середине стены лун бури стали». То есть возглавляющий строй. Получается, что белегостцы приняли «танковый клин» на себя. И что покинули поле строем, не разомкнув щитов.
Конница, даже панцирная, всегда маневрирует. Неизвестно, какова конница была у племени Бора. Легкая или катафрактная. Мне этот народ видится – из лингвистических соображений – чем-то вроде скифов. Значит, катафрактники. И потому снесли более рыхлых конников Ульфанга. Почему «потеряв многих»? Потому что вынуждены были прорубаться сквозь орков, чтоб ударить по махновцам, окружившим штаб.
Вот что было дальше, во время отхода – канон молчит, сообщая лишь красивости «бродили, как листья, сорванные ветром». Но враг не подошел к гномским городам. Не прорвался в Оссирианд. Значит, не бегство было, а правильный отход с контратаками для отрезвления противника. И укрепиться на Амон-Эреб удалось потому, что силы врага элементарно иссякли (см. битву под Москвой и Сталинградом).
 
7.   Теперь о западной армии.
Увидеть тучу пыли на заросшей сырыми травами равнине? Да вперед Фингон увидел бы дымовые сигналы. Струя вверх, перерыв, струя вверх – мы идем! Или какие там были приняты в Первую эпоху.

8.   Фингон имеет над противником преимущество положения выше. Тут есть еще одна тонкость. В фильме «Чапаев» атакуют белоказаки, но, увидев скачущую С ХОЛМА красную конницу, резво заворачивают обратно. У лошадей есть инстинкт следования, и они опасаются падения. Так что, разогнавшись под уклон, постараются добежать до ровного места, чтоб остановиться безопасно. Разгон намного усиливается, и удар делается сильнее.
Стрельба сверху тоже придает дальности. По канону у эльфов сверхзоркость и сверхкоординация. Если противник оказался на расстоянии эффективной дальности – свое получит. Да и вообще – в течение всей истории обороняющиеся начинали битву со стрельбы – хоть стрелами, хоть морскими орудиями и «катюшами». Враг вот он – пора приветствовать!
9.   Операция «Берен и великая любоффф» все же частично принесла пользу: Нарготронд войско не выставил. Тингол вообще за скобками, потому что неумен и не в силах вместить в голову весь Белерианд. Надеется и дальше сидеть в норе. Кирдана оставим – его дело оборонять свои города и закрывать побережье на случай нового прорыва в тыл Хитлуму. Кроме того, если Берен и впрямь побывал в Нарготронде, появление пленного Гельмира не случайно. Гвиндор, вероятно, на памятном митинге в честь тинголова зятя мог высказаться насчет необходимости удара по Ангбанду для освобождения пленных, в числе которых его брат. И Моргот разработал свой план воздействия. По качеству несравненно хуже операции «Чуркини мелют». Но оказавшийся эффективным.
В каноне звучит «вытащили плененного Гельмира». Вытащили так, чтобы было видно. В том числе и людям. В деталях. Значит, из-за строя, в пределах эффективной дальности хотя бы самострелов. Так выбейте же конвой, барлога вам шершавого в ухо! Сыпьте стрелы по площади!
10.   Гвиндор сорвал свой отряд в атаку. Почему за ним пошла и вся армия?
Еще в 16 веке была команда «взволочить стяги». То есть поднять знамена. Это означало – изготовиться к бою. Радио же не было, действия разных частей управлялись посыльными и визуальными сигналами. Потому и долгое время у каждого полка было свое, резко отличное от других знамя. Вот в фильме «Александр Невский» (историческим консультантом был сам Арциховский!) на стягах лев Ярославичей, полкан посадника и серафим новгородского епископа. Стоит только глянуть – понятно, где и в каком положении какая дружина. Знамена 19 века можно посмотреть в Историческом музее. Они все ярких красок. Скажем, сидит Кутузов на лошади где-то на холме и смотрит в трубу. Ага, вот знамя фанагорийцев – крепко стоят. А вот смоленцы попятились, надо послать подкрепление.
Оттого и старались захватить вражеское знамя. Ведь утеря знамени означала утерю управления частью.
Да и штурмовые флаги Великой Отечественной помечались номером соединения-части-подразделения. Один умник когда-то завернул про Знамя Победы: какое же это знамя, если меловой краской написаны номера! Именно, что в начале штурма рейхстага это был просто один их штурмовых флагов. А когда встал на куполе первым – стал Знаменем Победы!
Так вот, увидев противника на подходе, Фингон приказал поднять знамена. По этой команде сели в седла, натянули луки, закрутили ворота всяких там требушетов-стрелометов. И стали ждать новой команды. У Гвиндора безусловно было свое знамя. Даже указано, что знамя Финголфина. И вдруг это знамя резко движется вперед! Все принимают это действие, как сигнал к атаке. Опять же, ни радио, ни полевого телефона. Крылья войска двинулись, причем, набирая разгон! Теперь уже остановить их невозможно, даже успев «понизить стяги» ближних к командному пункту дружин. Остается только мчаться вперед, надеясь на удачу и собственное искусство.
Так что Фингон не виноват ни на грамм. Все сделал Гвиндор.
11.   Чтобы скрыть оперативный резерв, Морготу не нужна пыль. Достаточно приказать пехоте сесть на землю и положить знамена. Большущий Т-70 не разглядеть за пару километров на фоне земли, если он не двигается. Кроме того, не могли же на этой равнине начисто отсутствовать всякие складки местности! В оврагах хоть пятиметровой глубины можно спрятать и конницу.
12.   Даже оказавшись в охвате, войска Фингона могли частично восстановить положение. Монголы умели поворачивать обратно «все вдруг» даже большими отрядами. Резко повернуть и пробиваться обратно! Ведь не могли же оказаться уже в поле отряды с разными орудиями. Им двинуться – целая история. Потому – развернуться и на длинных поводах под защиту пеших стрелков и орудийщиков! Почему не удалось?
Полагаю, что морготово войско на тех позициях, куда заманивали, подготовило малозаметные препятствия, опасные для конницы. Просто набросать в траву бороны, доски с гвоздями, связки штакетника и прочий хлам. Одинокий боевой конь сумеет перепрыгнуть. Ведомый инстинктом следования в массе – напорется. И отряд Гвиндора врезался в эту дрянь первым. Потому и оказался Гвиндор в плену, что рухнул с конем, его придавило.  Наверняка, не только его, но остальных просто взять не сумели – или они убились при падении.
Эти самые препятствия затрудняли и возможность сомкнуть катафрактный строй. Один нашел путь, а другому рядом встать негде.
Щитовой строй может пятиться, отбиваясь. Конница отходит, контратакуя. А поле уже завалено телами своих и врагов, сомкнутым строем не ударишь. Остается только отстреливаться, стоя на месте. А это малоэффективно – у врага тоже стрелки есть.
13.   Тургон вроде бы пришел – и охранял сирионский проход. От кого? Ведь по канону там топи, непроходимые даже зимой! Именно там совершал – в составе папиной дружины – свои подвиги замечательный Берен! А до того утопил морготову «Мертвую Голову» ужасный негодяй Келегорм. Естественное предполье отделяет Белерианд от Анфауглита, от Эйтель-Сирион! Его пройти с войском в одну сторону проблемно, переход был бы длительным. А Тургон, выходит, пришел к Фингону, провел парад, поздоровался и двинул обратно? И встал позади топей? Или все же перед ними? Если перед – должен был бы пойти вперед, увидев сигнал стягов. Если позади – лешего лохматого он там делал?!
14.   Даже если бы Тургон нанес удар в тот момент, когда Фингон попал в ловушку – ход битвы переменился бы. Потому что оказался бы в тылу охвата и деблокировал бы окруженных. Прием, известный даже регбистам.
Видимо, раскачали его на атаку только к тому моменту, когда войско Хитлума было уже раздроблено на мелкие группы и думало только о том, как подороже себя отдать. Иначе отошли бы в порядке.
15.   История с увещеваниями Хурина Тургону убираться в Гондолин выглядит нелепо при взгляде на карту. Отходить имело смысл к горам Хитлума. Во-первых, ближе и проще – не надо втягиваться в труднопреодолимое дефиле, превращать армию в набор тонких ниточек, которые могут там и сям рвать вражеские засады. В предгорьях наверняка осталось боевое охранение – хоть малость, но помогут. На склонах можно закрепиться – совать копьем вниз куда удобнее, чем тыкать вверх. Да «партизанскую артиллерию» - обвалы – применить можно. Перекрыть тропы, по которым можно прорываться с боем, в силах и небольшие отряды арьергарда.
Дело выглядит так, что Тургон наладился домой, едва увидев издали, что творится на поле. Иначе все же увел бы дор-ломинцев хотя бы до Бретиля. Возможно, он просто кинул смертных союзников, велев им держать поле, пока он соберет ударный кулак. А сам собрался совсем в другом направлении.
16.   Мог ли Маэдрос дойти до места сражения, разобравшись с орками и вастаками? Достаточно вспомнить, сколько времени потратили танковые корпуса Советской Армии, чтобы дойти до Праги. А ведь это на неслабых моторах, почти все время по дорогам, сбивая слабые, деморализованные отряды вермахта, да еще и при поддержке с воздуха. Вздор! Если бы и пробился туда, то только собрать уже побелевшие кости. Вперед к нему прилетел бы голубь с Эйтель-Сириона: «Король погиб, мы разбиты, отходим в Хитлум, защищайся!».
17.   Два короля с норными повадками потому и окружены ореолом добродетели, что сделали все, чтобы нолдор планомерно истреблял Моргот. То, что Фюрер Арды их отблагодарил – не удивительно. Такие всегда кушают союзников. Иногда даже в качестве закуски перед нападением на настоящего врага (Польша и Франция имели перед войной договоры о дружбе с Германией, а Польша даже участвовала в разделе Чехословакии). Но потомки Тингола и Тургона даже после смерти этих горе-политиков продолжали их дело до почти полного опустошения страны.
Хотя… Гавани, куда отступили дориатцы, почему-то нападениям не подвергались…
 


 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #13 : Сентябрь 15, 2017, 19:06:41 »
Примитивный огнестрел и порох

Видимо, не будет преувеличением сказать, что черный порох изобретался не менее десяти раз в разные времена в разных странах. Определенно можно сказать, что он был известен еще до нашей эры. решительно ничего хитрого в изготовлении этого состава не заключалось. Селитра встречающаяся как самородное вещество, причем при нагревании выделяет кислород, и, если ее смешать с любым горючим, - оно вспыхнет, что, в свою очередь, усилит выделение кислорода и ускорит реакцию окисления. Сама селитра, как и ее свойство поддерживать горение без доступа воздуха, были известны всегда.
Следует еще отметить, что черный порох не является взрывчатым веществом в современном понимании, - как например, тринитротолуол. Горение пороха приобретает эффект взрыва, только если температура нарастает очень быстро, - тогда интенсивность реакции идет по экспоненте до полного освобождение всего кислорода. Но такое может происходить только в герметичном объеме. Взрывать порох научились не сразу. Долгое время его использовали для изготовления пиротехнических составов, зажигательных смесей и ракет.
Более или менее систематически порох стал применяться в Китае в 7-м веке для стрельбы из мортир.  Характерно, что запального отверстия они еще не имели, заряд воспламенялся со ствола, - соответственно не приходилось говорить о какой-то обтюрации и точности стрельбы, - снаряд не закупоривал пороха в орудии. Но пушки уже тогда при выстреле производили значительный шум, яркую вспышку пламени и облако густого дыма, - это сочетание, помноженное на эффект внезапности, имело ошеломляющее действие на противника
Арабы эпизодически использовали примитивные пушки с 11-го века.
На 13 век приходится расцвет арабской цивилизации, за которым наступил продолжающийся до сих пор период арабского средневековья. Но в последнем приступе сознательного существования арабская цивилизация превзошла достижения античного Средиземноморья, - арабы сумели превратить огнестрельное оружие из шумной диковины в средство поражения противника на поле боя. В это время и в этом месте появились первые орудийные и ружейные стволы с запальным отверстием, первые свинцовые пули и первые предприятия по производству пороха
Обычно порох содержал около 60% селитры и по 20% серы и древесного угля, - хотя, в смысле соотношения частей, была масса вариантов. Принципиально важной, однако, была только селитра. Сера добавлялась для воспламенения, - сама она загоралась при очень низкой температуре, уголь представлял собой только горючее. Серы в порох иногда не клали вовсе, - это всего лишь означало, что запальное отверстие придется делать шире. Иногда, серу не подмешивали в порох, а насыпали сразу на полку. Древесный уголь мог быть заменен молотым бурым углем, сушеными опилками, цветами васильков (синий порох), ватой (белый порох), нефтью (греческий огонь) и т. д. Все это, однако, делалось редко, так как древесный уголь был доступен, и мало было смысла заменять его чем-то другим. Так что, порохом определенно следует считать любую смесь селитры (окислителя) с каким-то горючим. Первоначально порох (буквально - "пыль") представлял собой мелкий порошок, "мякоть", состоящую кроме перечисленных ингредиентов, из всякого рода мусора. При выстреле не менее половины пороха вылетало из ствола несгоревшей.
Первое ручное огнестрельное оружие, появившееся в 13-м веке на Востоке и во второй половине 14-го в Европе, представляло собой граненую болванку из мягкого железа (или круглую из меди или бронзы) высверленную изнутри. Называть такое оружие можно ручной бомбардой, петриналью (итальянское название), карабином (арабское название), ручницей (русское), кулевриной или самопалом. Длина ствола составляла обычно около 40-50 см, при диаметре канала 13-30 мм. Соответственно, чем больше был калибр, тем дешевле оказывалась петриналь. Ближе к казне, сбоку, высверливалось запальное отверстие и приваривалась полка для затравочного пороха.

Заряжались петринали малого калибра круглой свинцовой пулей диаметром на 1.5 мм меньше диаметра ствола. Если канал был широким, то использовался круглый камешек, завернутый в тряпку, - специально ни кто каменную пулю не делал, просто находили примерно подходящий камень, - тряпка обеспечивала обтюрацию. Лучшие петринали свинцовыми пулями пробивали доспехи, но по дистанции эффективного огня уступали арбалетам, - стрельба велась ни как не далее, чем на 15 метров. 
С середины 15-го века полка приобрела крышечку для предохранения пороха от высыпания при переноске и заимствованный от арбалета приклад. До этого приклады петриналей были самыми разнообразными и часто неожиданного вида, - иногда петриналь клали на плечо, как базуку. Были и варианты вовсе без приклада. Вес этого оружия составлял от 4-х до 6-ти килограммов. Воспламенение заряда осуществлялось палительной свечой - пропитанной селитрой деревянной палочкой.
Ручное огнестрельное оружие, как и пушки, изготовлялось литьем. Внутренная поверхность ствола шлифовалась. Впоследствии на опыте было установлено, что чем выше класс шлифовки, тем больше эффективная дальность и кучность стрельбы.

Технология шлифовки известна человечеству с неолита. Литье и обработка отливок – с медного века.
Так что изобретение огнестрельного оружия сдерживалось дефицитностью окислителя.

[attachmentid=271]

Кулеврина

[attachmentid=272]

Рушница



 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Флер де Лис

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 16722
  • Репутация: 3203
  • Пушистый, но клевачий птенчик
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #14 : Сентябрь 18, 2017, 09:40:47 »
Цитировать
Селитра встречающаяся как самородное вещество, причем при нагревании выделяет кислород, и, если ее смешать с любым горючим, - оно вспыхнет, что, в свою очередь, усилит выделение кислорода и ускорит реакцию окисления. Сама селитра, как и ее свойство поддерживать горение без доступа воздуха, были известны всегда.
Интересно, сколько людей взорвалось в ходе таких экспериментов?  
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #15 : Сентябрь 18, 2017, 16:21:36 »
Цитировать
Интересно, сколько людей взорвалось в ходе таких экспериментов?
Есть сказка про привидения. Там призраки пришли к заключенному. И призрак монаха заявляет:
- Я изобрел порох!
- А в книжках пишут, что его изобрел Бертольд Шварц...
- Я  изобрел раньше его! Но сказать никому не успел - взорвался!
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Флер де Лис

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 16722
  • Репутация: 3203
  • Пушистый, но клевачий птенчик
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #16 : Сентябрь 18, 2017, 21:47:42 »
Цитировать
Есть сказка про привидения. Там призраки пришли к заключенному.
Ты неиссякаемый знаток ужасов. Но я люблю тебя все боле
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #17 : Январь 26, 2018, 19:39:41 »
Арбалеты и самострелы

Первое упоминание баллист относится к обороне Сиракуз от римлян (216-212 гг. до н.э.). Они обозначены как «устройства, мечущие стрелы». Их создателем называют Архимеда. Видимо это были станковые Стрелометы разной мощности.
Одно из первых упоминаний о применении арбалетов, или, как их называли на Руси, самострелов, содержится в Никоновской летописи, описывающей события междукняжеской усобицы 1159 и 1176 годов.
В ходе раскопок на территории Руси обнаружено множество арбалетных болтов. Арбалеты активно применялись уже в 1240-х гг., о чем свидетельствуют раскопки на месте городов, разрушенных монголами. Например, в ходе раскопок в Изяславле, удалось обнаружить останки арбалетчика, по-видимому, командира, погибшего при обороне ворот. На поясе погибшего висел крюк для взвода арбалета — самая старая находка в Европе. Взведение арбалета с помощью плечевых ремней описано в Ипатьевской летописи под 1291 г.
В отдельных случаях применение арбалетов на предельных дистанциях позволяло одержать победу. Так, случилось при обороне Холма. Если в Западной Европе рост мощности арбалетов привел к росту прочности доспехов, на Руси ограничились введением для пехоты более прочных щитов. В XIV в. Арбалеты получили небывалое распространение а Руси. Распространение арбалетов подготовило почву к распространению ручного огнестрельного оружия.
Первая пушка, установленная на московских стенах в 1382 г., по свидетельству летописца стреляла не ядрами а болтами. В 1486 г. арбалеты упоминаются в последний раз в качестве боевого оружия. В дальнейшем солдаты вооружались вместо арбалетов мушкетами, а арбалеты использовались только для охоты. Некоторые арбалетные болты были весьма массивны и весили в четыре раза больше стрелы. Такие болты предназначались для пробивания доспехов. Наконечники болтов всегда имели пирамидальную форму, квадратную или ромбическую в сечении. Прочное сочленение наконечника и древка длиной 30-50 см могло без вреда для болта выдержать попадание болта в твердую мишень. К XIV-XV вв. размеры арбалетных болтов выросли в еще большей степени, хотя раскопки в Изяславле показали, что крупными болтами русские арбалетчики стреляли уже в первой половине XIII в. У больших болтов головка была толще, режущие края короче. Сам болт приобрел короткую и толстую форму. Такие болты могли пробить даже тяжелые пластинчатые доспехи и причинить жертве тяжелое ранение.
Арбалеты и самострелы были разных типов. Самые массовые взводились при помощи крюка, прикрепленного к поясному или плечевому ремню. Практически при таком взведении оружие продолжали держать обеими руками, и прицел сбивался куда меньше, чем при переводе затвора винтовки.
Самострелы также взводились при помощи «стремени» или «воротка».
Самострелы и арбалеты уступали значительно луку в темпе стрельбы. Но имели, кроме мощности выстрела, еще одно преимущество.
Эффективная дальность лука зависит от роста стрелка: чем длиннее руки, тем сильнее можно растянуть тетиву.
Арбалет годится для стрелка любого роста. Практически даже десятилетний подросток может применять это оружие не менее эффективно, чем высокий взрослый воин.
На этом свойстве самострела основывается мое предположение, о применении их в Арде именно гномами.

[attachmentid=385]

[attachmentid=386]

[attachmentid=387]

[attachmentid=388]

 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Флер де Лис

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 16722
  • Репутация: 3203
  • Пушистый, но клевачий птенчик
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #18 : Январь 26, 2018, 21:49:37 »
Цитировать
в ходе раскопок в Изяславле
Это где же такой город?
ВК состоит из пронзительных историй любви, главная из которых - любовь Фродо и Сэма (с)
Наше счастье - горе дунаданов (с)
Друг мой - третье мое плечо. Торчащее из спины. (с)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #19 : Январь 26, 2018, 22:31:30 »
Цитировать
Это где же такой город?
На Украине, в Хмельницой области.

 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #20 : Март 31, 2018, 19:09:10 »
Поскольку и в похождениях Бери и Луши, и в подвигах дедушки-оглоедушки Гендальфа встречается эпизод с крепостными воротами, добавлю сюда об их устройстве.

Ворота и надворотная башня

[attachmentid=410]

Рыцарские замки Средневековья наиболее уязвимы были как раз в районе ворот. Опоздавшие могли войти в замок в боковую калитку по подъёмному трапу, если мост уже поднят. Сами ворота чаще всего не были встроены в стену, а устраивались в надворотных башнях. Обычно двустворчатые, из нескольких слоёв досок, обшивались железом, чтобы защититься от поджогов.

[attachmentid=411]

Замки, засовы, поперечные балки, поперёк задвигающиеся в противоположную стену - всё это помогало продержаться в осаде довольно долго. За воротами к тому же обычно опускалась железная или деревянная мощная решётка. Надворотная башня была устроена так, чтобы охраняющие её стражи могли узнать у гостей цель визита и при необходимости угостить стрелой из вертикальной бойницы. Для настоящей осады там были встроены и отверстия для кипящей смолы.
Иногда в крепостной стене делали несколько потайных дверей для прохода пехотинцев, но всегда строили только одни большие ворота, неизменно укреплявшиеся с особой тщательностью, поскольку именно на них приходился основной удар нападавших.
Самым ранним способом защиты ворот было их расположение между двумя прямоугольными башнями. Хорошим образцом данного типа защиты является устройство ворот в сохранившемся до наших дней Эксетерском замке XI века. В XIII веке квадратные надвратные башни уступают место главной надвратной башне, которая представляет собой слияние двух прежних с надстроенными над ними дополнительными этажами. Таковы надвратные башни в замках Ричмонд и Ладлоу. В XII веке более распространенным способом защиты ворот было строительство двух башен с обеих сторон от въезда в замок, и только в XIII веке появляются надвратные башни в их законченном виде. Две фланкирующие башни теперь соединяются в одну над створом ворот, становясь массивным и мощным фортификационным сооружением и одной из самых главных частей замка. Ворота и въезд превращаются отныне в длинный и узкий проход, блокированный с каждого конца портикулами. Это были вертикально скользившие вдоль вырубленных в камне желобов створки, выполненные в виде больших решеток из толстого бруса, нижние концы вертикальных брусьев были заострены и окованы железом, таким образом, нижняя кромка портикулы представляла собой ряд заостренных железных кольев. Такие решетчатые ворота открывали и закрывали с помощью толстых канатов и лебедки, расположенной в специальной камере в стене над проходом. Позднее вход стали защищать с помощью «мертьер», смертоносных отверстий, просверленных в сводчатом потолке прохода. Через эти отверстия на всякого, кто пытался силой прорваться к воротам, сыпались и лились обычные в такой ситуации предметы и вещества - стрелы, камни, кипяток и горящее масло. Однако более правдоподобным представляется другое объяснение - через отверстия лили воду в случае, если противник пытался поджечь деревянные ворота, так как самым лучшим способом проникнуть в замок было набить проход соломой, поленьями, хорошенько пропитать смесь горючим маслом и поджечь; убивали сразу двух зайцев - сжигали решетчатые ворота и поджаривали защитников замка в надвратных помещениях. В стенах прохода находились маленькие помещения, оборудованные стрелковыми щелями, сквозь которые защитники замка могли из луков поражать с близкого расстояния плотную массу нападавших, стремившихся ворваться в замок.

[attachmentid=412]

 Стрелковые щели
В верхних этажах надвратной башни находились помещения для солдат и часто даже жилые помещения. В особых камерах находились ворота, с помощью которых на цепях опускали и поднимали разводной мост. Поскольку ворота были местом, которое чаще всего подвергалось нападению осаждающего замок противника, их снабжали подчас еще одним средством дополнительной защиты - так называемыми барбаканами, которые начинались на некотором расстоянии от ворот. Обычно барбакан представлял собой две высоких толстых стены, идущих параллельно наружу от ворот, заставляя противника, таким образом, втискиваться в узкий проход между стенами, подставляясь под стрелы лучников надвратной башни и спрятанной за зубцами верхней площадки барбакана. Иногда, чтобы сделать доступ к воротам еще более опасным, барбакан устанавливали под углом к ним, что заставляло нападавших идти к воротам справа, и не прикрытые щитами части тела оказывались мишенью для лучников.

[attachmentid=413]

Несвижский замок

[attachmentid=414]

Гохостерец в Австрии. Спиральная дорога к цитадели, как в Минас Тирите


 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #21 : Апрель 29, 2020, 19:14:06 »
Настоящая боевая выездка

Попалась интересная видеозапись. Коррида в Португалии. Всадника не назовешь пикадором, потому что пики у него нет, и лошадь без защитного снаряжения. И в руках у всадника что-то вроде бандерильи, но подлиннее. Но чуть покороче русской сулицы 11 века.

То, что делает этот всадник на арене, делали конные воины, видимо, с киммерийских времен. Мне, кстати, не удалось заметить управляющие воздействия - так хорошо слушается ног эта лошадь.
По португальским законам калечить и убивать быка не положено, насколько я знаю. Потому конь не бьет его к темп задними ногами и не пытается, встав в свечку, долбануть передними сбоку. В битве такие приемы применялись.

My Webpagehttps://youtu.be/f7LaB04IOPM
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"                                                                                  

Оффлайн Krakodil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 43081
  • Репутация: 8486
  • Добрая Гиена форума
    • Просмотр профиля
Уголок воинской славы
« Ответ #22 : Апрель 29, 2020, 19:23:07 »
А чо Вы обычным образом ссылку на ютьюб не кинете?  
"I'm in command of this pass. So speak civil" (с, Шаграт)

Оффлайн Эстелин

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 15851
  • Репутация: 4406
  • Пес Перуна
    • Просмотр профиля
    • http://
Уголок воинской славы
« Ответ #23 : Апрель 29, 2020, 19:54:23 »
Цитировать
А чо Вы обычным образом ссылку на ютьюб не кинете?
Что-то опять не получается.
Но ведь здорово сидит мужик, а? И конь отрабатывает финты в сборе - просто удивительно, как это получается.
 
Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя и речь мудреца
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси "Шах-намэ"